Архитектура жилища

Категория:
Вторая жизнь дерева


Архитектура жилища

Изобилие лесов предопределило широкое применение дерева в различных областях строительства.

Из дерева строили жилые дома, амбары, сараи, мельницы, мосты, а также дворцы, соборы, крепостные стены, башни кремлей и других укреплений города. Дерево применяли в дренажных водопроводных сооружениях, в работах по благоустройству улиц и площадей.

Летописные сведения, зарисовки путешественников, археологические раскопки, сооружения и произведения искусства, сохранившиеся до наших дней, раскрывают одну из ярких страниц истории русской деревянной архитектуры.

Гражданское деревянное зодчество прошло огромный путь от простейшего сруба с печью, топящейся по-черному, до грандиозных дворцовых хоромов со сложным расположением построек, многообразием архитектурных форм и украшений. Имена многих строителей прошлого неизвестны, но это были подлинные народные мастера, крестьяне, сменившие соху на топор

и долото. Их житейская мудрость и многовековой опыт позволили создать произведения, поражающие нас практической целесообразностью и художественным совершенством.

Гражданское деревянное строительство в свое время играло огромную роль в архитектуре России. В нем наиболее ярко проявился ясный ум и редкий талант народных строителей, использующих огромный опыт своих предшественников.

В народном зодчестве за многие века были найдены настолько совершенные композиционные и конструктивные приемы строительства жилых зданий, что они из поколения в поколение повторяются с незначительными изменениями. Это касается типа жилых и хозяйственных построек, архитектурных декоративных деталей. Определенная традиционность и повторяемость форм приводили к известной стандартизации приемов и строительных элементов, что значительно облегчало само строительство, вносило единство в художественный облик сооружения.

Высокое мастерство русских плотников, их умение, приемы обработки дерева, знание материала во многом связаны с основным строительным инструментом — топором и долотом. Этими простейшими инструментами строители обрабатывали массивные бревна срубов, слагали сложные безгвоздевые конструкции, прочность которых до сих пор удивляет нас, резным декором убирали столбы и доски, проявляя при этом изобретательность и художественный вкус.

Основой всякой жилой постройки является клеть, т. е. сруб из горизонтальных рядов бревен (венцов), в плане приближающаяся к квадрату. Сама клеть продольными и поперечными стенами делится на отдельные помещения. По мере необходимости к одной клети прирубают другие. Целая система клетей, соединенных сенями и переходами, называлась хоромами. Включение хозяйственных построек и дворов в композицию жилых помещений давало возможность разнообразить постройки, придавая им различный характер.

На образцах жилых построек отдельных областей или краев можно видеть и определенные отличия строительных приемов. Эти особенности связаны с социально-экономическим развитием и природно-климатическими условиями.

Если жилища средней полосы России по своим очертаниям мягки и компактны и их небольшие объемы создают стройные линии улиц, озелененные садами, то жилища севера России— Поморья и Заонежья — суровы и монументальны. Ель и сосна в отличие от березы, тополя и ивы придают архитектуре фантастичность и сказочность, то неповторимое своеобразие, определяющее особенности этого края.

Рис. 1. Кижи. Дом Ошевнева

Жилая деревянная архитектура Сибири, несмотря на особо складывающиеся условия жизни людей этого края, имеет свои особенности, отличающиеся от архитектуры средней России и Севера. Много черт роднит ее с архитектурой русского Севера: та же мужественность и монументальность. Однако планировка сибирской усадьбы напоминает среднерусскую: резьба, оаскраска интерьера близки поволжским приемам исполнения. Только в Сибири можно увидеть самую древнюю форму жилых построек.

Дом Ошевнева (рис. 1) — типичный образец старинного крестьянского жилого дома в Заонежье. Природные условия края и особенности крестьянского быта того времени ярко выражены в монументальном характере сооружения, в крупных формах архитектуры интерьера. Массивный сруб двухэтажного дома имеет небольшие окна с красивыми наличниками и филенчатыми ставнями. Бревенчатые фронтоны в виде открытых балконов и галерея с резной решеткой, или «гульбище», располагаются с трех сторон дома. Искусно сделанные причелены дома, ажурные полотенца и подзоры дополняют наряд дома.

Суровая зима Севера обусловила объединение жилой постройки с хозяйственной частью дома под одной крышей.

В едином плане решается и внутренняя обстановка избы. Все тщательно продумано и предусмотрено.

Простота, удобство и экономичность лежат в основе решения интерьера. Элементы избы строятся под прямым углом: вдоль и поперек стен, подчиняясь форме сруба и конструкции соединений дерева.

Несмотря на то, что печь поставлена в углу с левой стороны от входа, она по существу является композиционным центром всего дома. От лицевой и боковой стен к печному столбу примыкают два плоских бревна — «воронца», делящих избу на общую и женскую половины. Так как обстановка рубилась одновременно с постройкой дома, ее отдельные элементы (лавки, надоконные полки) органически связаны с конструктивными частями избы. Стол по традиции поставлен малой стороной к среднему окну фасадной стены, вокруг него расположены переносные скамьи. Небольшой хозяйственный столик помещен у печи, а над ним полка, «посудник», куда ставилась деревянная, медная и фарфоровая посуда. В красном углу в резном деревянном киоте висят иконы, а внизу, на лавке, стоит сундук-подголовник для хранения дорогих вещей. Принадлежностью избы является деревянная люлька, подвешенная к потолку. Яркая с узором ткань служит пологом люльки.

Второе жилое помещение отведено под горницу (рис. 2), где хозяин в праздничные дни принимал гостей. У входной двери в горницу находится печь-лежанка, напротив вдоль стены — деревянная кровать. Шкаф-буфет служит перегородкой между кроватью и остальной частью горницы. У окна поставлен стол, стулья, дерезянный диван. Непременной принадлежностью горницы был свадебный сундук, в котором хранилось приданое невесты или вещи невестки.

Расшитые орнаментальным узором скатерти, полотенца, подзоры, тканые полозики-дорожки служат ярким украшением обстановки избы и горницы.

Описанный нами северный тип избы встречается также в центральной части России. Однако, как правило, в центре России избы строили меньше размерами и без подклети. Служебные постройки (сараи, хлева, конюшни и др.) строили отдельными клетями, обособленно от жилого дома.

Рис. 2. Кижи. Интерьер горницы дома Ошевнева

Помимо жилья и помещений для скота, на территории усадьбы находились житницы, или амбары, мельницы, бани, кузницы, колодцы. Все эти многочисленные постройки различны по своей архитектуре и внутреннему оборудованию. Среди хозяйственных сооружений встречаются постройки, которые с полным основанием могут быть отнесены к законченным художественным произведениям деревянного зодчества.

В XVII веке деревянная жилая архитектура достигает поистине небывалого расцвета. Яркий пример ее — царская усадьба в селе Коломенском под Москвой (рис. 6). Не случайно Коломенский дворец современники считали «одним из чудес света».

Иностранцы, побывав в Московском государстве, восторженно говорили о поразительном искусстве. Яков Рейтенфельс, живший в России в 1671—1673 годах, писал, что москоеитяне обладают особенным свойством — наследственным умением строить изящные деревянные дома. Он видел Коломенский дворец и оставил следующее описание: «Коломенский загородный дворец, который, кроме прочих украшений, представляет достойнейший обозрения род постройки, хотя и деревянной, так как весь он кажется точно только что вынутым из ларца, благодаря удивительным образом искусно исполненным резным украшениям, исполненным позолотой».

Рис. 3. Коломенский

Дворец располагался на красивом, возвышенном берегу Москвы-реки. Он состоял из семи хором—для царя, царевича, царицы и четырех для царевен. Хоромы имели 270 комнат. Во дворце отдельные части строений соединялись между собой переходами, сенями, а некоторые из них имели обходные галереи и крыльца. Хоромы отличались необычайно разнообразными покрытиями: шатрами, поставленными нередко по два и гю три, простыми крещатыми бочками и кубами.

В покрытии отдельных хором сказалось заметное влияние церковной архитектуры, выработавшей совершенно особые приемы постройки зданий более сложных и красивых форм, чем в обычной крестьянской архитектуре.

Обработка фасадов дворца отвечала живописности и сложности композиции здания. Богато были украшены резьбой подзоры, кровель, крыльца, галереи и наличники окон. Особой! красотой и богатством отличалось внутреннее убранство царских помещений, где различного вида резьба сочеталась с росписью яркими красками и позолотой. Все вместе это создавало почти сказочное впечатление. Такого богатства форм и строительной фантазии не знала русская жилая архитектура.

Ко второй половине XVIII века дворец пришел в полный’ упадок, и в 1767 году правительством было указано, чтобы находящийся в селе Коломенском старый деревянный дворец весь был разобран, из дворца все вывезено, а место очищено. После столетнего существования исчез один из наиболее выдающихся памятников русского деревянного зодчества1.

Устойчивость традиций жилой деревянной архитектуры прослеживается в течение и последующих веков. Тесная связь народной архитектуры с ранними периодами ее развития ярко проявилась во второй половине XIX века. Когда после расцвета профессионального городского зодчества появились признаки художественного спада, в крестьянских постройках по-прежнему сохранились естественность и простота.

Наряду с сохранением традиционных приемов композиции в народном зодчестве произошли изменения. Одно жилое помещение стало делиться на две-три комнаты, кухня выделилась в отдельное помещение, значительно увеличились размера окон, появились печи с дымовыми трубами. В это время крестьянская архитектура достигла небывалого расцвета, воплотив в себе наиболее передовые черты русской национальной архитектурно-строительной культуры.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум