Характерные черты буржуазного патентного законодательства

Категория:
Патентоведение в СССР


Характерные черты буржуазного патентного законодательства

В настоящее время в большинстве капиталистических стран применяются законы, принятые или обновленные (пересмотренные) за последние десятилетия. В США действует закон 1952 г. (в редакции 1981 г.), в Канаде — 1935 г., в Великобритании — 1977 г. в ФРГ — 1981 г., во Франции — 1968 г. (в редакции 1978 г.), в Италии — 1939 г. (в редакции 1979 г.)2, в Австрии — 1950 г. (в редакции 1981 г.)3, в Швейцарии — 1954 г. (в редакции 1976 г.), в Японии — 1959 г. (в редакции 1975 г.). В развивающихся странах патентные законы также были приняты сравнительно недавно: в Бразилии — 1971 г., в Мексике— 1975 г., в Перу 1971 г., в Колумбии 1971 г. (для Перу и Колумбии источником права является решение N9 85 Комиссии регионального Картахенского Соглашения 1974 г.).

Патентное право современных капиталистических стран в большей степени, чем другие институты гражданского (торгового) права, подвержено изменениям, отражающим как общественные потребности, вызванные научно-технической революцией, так и экономическую политику монополистических государств. Периодические изменения патентного законодательства для стран — участниц Парижской конвенции 1883 г. предопределяются еще и тем, что для них обязательно внесение в национальное законодательство тех новых положений конвенции, которые они приняли в соответствующей редакции на одной из очередных конференций. Ряд же капиталистических государств Западной Европы должен выполнять еще и обязательства, вытекающие из региональных и иных па-гентных конвенций1. Например: Страсбургская конвенция об унификации некоторых положений патентного права — 1963 г., Мюнхенская конвенция о европейской системе выдачи патентов — 1973 г., Договор о патентной кооперации (РСТ)2 — 1970 г.

Патентное право капиталистических стран предусматривает охрану изобретения лишь в случае выдачи на него патента национальным патентным ведомством. Патентные законы значительного числа государств, являющихся участниками Парижской конвенции по охране промышленной собственности, предоставляют лишь ряд преимуществ в получении патентов заявителям из стран — членов этой конвенции. Патент имеет силу только в границах того государства, патентное ведомство которого выдало данный патент.

В последние десятилетия появились региональные патенты, действие которых распространяется на территории группы стран, состоящих в соответствующем международном соглашении. Так, были расширены границы действия патента на Африканском континенте (Афро-Малгашское соглашение 1962 г. между странами центральной Африки). В дальнейшем (1977 г.) был заключен договор, установивший, что действие патента, выданного межнациональным патентным ведомством, распространяется на территорию всех этих стран.

В условиях экономической интеграции стран западной Европы, являющихся членами Европейского экономического сообщества (ЕЭС), прежнее национальное патентное законодательство, в первую очередь вследствие своей разобщенности, перестало соответствовать интересам монополистической буржуазии.

В 1973 г. страны, входящие в ЕЭС, и некоторые другие (например, Швейцария)3 подписали, как указывалось выше, Мюнхенскую конвенцию (вступила в силу в 1978 г.), предусмотревшую возможность получения — наряду с национальным патентом — по желанию заявителя единого европейского патента. Выдает патент созданное для этой цели европейское патентное ведомство. Согласно Мюнхенской конвенции условия действия европейского патента на территории стран, ратифицировавших эту конвенцию, определяются их национальным законодательством, т. е. для европейского патента устанавливается режим национального патента.

Страны ЕЭС в 1975 г. подписали дополнительную конвенцию (Люксембургскую), которая установила, что европейский патент, выданный по Мюнхенской конвенции 1973 г., будет действовать как единый патент ЕЭС на территории всех стран ЕЭС. Указанные решения вызвали необходимость интенсивного сближения патентного права европейских капиталистических стран, которые провели ряд крупных мероприятий по интеграции национальных патентных систем по нескольким направлениям: унификации патентно-правовых понятий; разработке и включению в национальное законодательство аналогичных правовых норм на базе совместно разработанного проекта кон-енции; введению единого западноевропейского патента; созданию международного механизма для патентования; принятию общего порядка выдачи этого патента; сближению практики деятельности национальных патентных ведомств.

Тенденция к сближению патентного права появилась и у скандинавских стран (Швеции, Норвегии, Дании, Финляндии). Они в 1967 г. разработали сходные проекты патентных законов и намеревались установить единый скандинавский патент. Но унификация патентного законодательства этих стран и введение общего патента не состоялись. Швеция ратифицировала Мюнхенскую конвенцию, в связи с чем возникла необходимость приспособить свое законодательство к указанным международным соглашениямВ результате сотрудничества скандинавских стран были приняты патентные законы в Швеции и Дании в 1978 г., в Норвегии и в Финляндии в 1980 г. Такое развитие буржуазного законодательства не изменило сущности патента.

Установление исключительного права на изобретение в пределах одной страны или группы стран является при капиталистическом строе экономической необходимостью. Капиталистические предприятия, прежде всего монополии, заинтересованы в патентах, так как с их помощью они закрепляют за собой изобретения, в особенности крупные, применение которых дает им значительные выгоды и превосходство над своими конкурентами.

Под охраной патентного закона раскрывается сущность изобретения путем опубликования для общего сведения формулы и описания изобретения, а также происходит его использование. Последнее обстоятельство благоприятно сказывается на развитии техники. Однако положительное значение этого факта ограничивается тем, что компании часто в своих интересах кладут патенты на важные изобретения «под сукно» и тем самым тормозят развитие техники. Это бывает обычно в тех случаях, когда монопольное положение компании в промышленности позволяет и без внедрения изобретений извлекать сверхприбыль.

Следует иметь в виду, что не все фактически сделанные изобретения патентуются. В капиталистических странах охраняются правом (чаще всего законом о недобросовестной конкуренции) секреты производства (формулы, рецепты изготовляемых веществ, технологические способы и т. д.) и без получения патентов. В связи с этим в современных условиях приобрели широкое распространение соглашения ноу — хау, т. е. о передаче за плату производственных секретов, технического опыта предприятий и т. п. Но это лишь сопутствующие патентной системе явления.

В результате ожесточенной конкуренции на внутреннем и международном рынках крупные компании заключают между собой патентные соглашения, образуя монополию часто в форме международного картеля. Обычно такая договоренность между компаниями сохраняется ими в глубокой тайне, так как формально такого рода соглашения являются по праву многих стран противозаконными.

В XX столетии получили широкое распространение патентные пулы. Они отличаются от патентных соглашений тем, что участники пула создают специальную монопольную организацию (товарищество, акционерное общество). Участники пула передают этой организации свои патенты и лицензии, а полученную прибыль делят между собой. Следствием указанных соглашений является использование патентов независимо от того, в какой стране они были выданы.

Участники патентных соглашений и пулов обычно ставят перед собой следующие цели: раздел мировых рынков, установление контроля над целыми отраслями производства, введение монопольных цен на запатентованную продукцию, определение количества товаров, изготовляемых на основе патентов, ограничение или недопущение вывоза или продажи запатентованного продукта в определенные страны по политическим или стратегическим соображениям (социалистические страны), совместную борьбу против нарушителей патентных прав одной из сторон, подчинение или подавление независимых фирм (так называемых аутсайдеров).

В патентных законах большое место отведено как нормам, ограждающим исключительное право патентовладельца, так и нормам, устанавливающим порядок оспаривания действительности патента. Это свидетельствует о том, что в условиях монополистического капитализма в области патентов и применения изобретений постоянно сталкиваются противоположные интересы и происходит борьба за овладение наиболее выгодными патентами.

Современное патентное законодательство предоставляет империалистическому государству на патентуемые и запатентованные изобретения значительно больше прав, чем предшествующие законы. Имеются в виду прежде всего изобретения, которые можно применить в военных целях, в области космических исследований, использования атомной энергии, а также в области разведки и шпионажа. Именуются же они в патентных законах изобретениями, затрагивающими интересы общественного блага и государственной безопасности, или секретными изобретениями. Государство вправе приобрести в свою собственность заявки и патенты на подобные изобретения (США) или право использования их в мирное время и в период чрезвычайного положения (Великобритания), или прекратить действие патента (ФРГ). Эти нормы ограничивают права изобретателя, так как фактически право государства на патенты (изобретения) осуществляется при помощи крупнейших компаний, которым секретные патенты передаются для монопольного использования государственных заказов (например, в США патенты, связанные с производством отравляющих веществ, самолетостроением, изготовлением космических кораблей, и т. д.).

Империалистические государства используют эти изобретения в рамках агрессивных блоков путем передачи их своим союзникам. В некоторых законах имеется прямое указание на такое право, например в национальном законе США об аэронавтике и космосе (1958 г.).

Буржуазное патентное право, направленное прежде всего на защиту интересов предпринимателей, а не изобретателей, узаконивает присвоение капиталистом результатов технического творчества лиц наемного труда. Это происходит в основном при помощи служебных изобретений, которые преобладают среди других изобретений. Служебными считаются изобретения, сделанные в связи с работой на предприятии. Понятие «в связи с работой» трактуется широко. Под служебными подразумеваются изобретения, созданные работниками в результате выполнения ими своих обязанностей или же на основе накопленного предприятием опыта, или в тот период, в течение которого автор работал на предприятии, или в сфере деятельности предприятия, или с использованием специальных средств предприятия (например, такие нормы действуют во Франции).

Юридически присвоение капиталистами результатов технического творчества происходит по-разному: работник капиталистического предприятия либо в силу закона (ФРГ, Италия, Австрия, Швейцария и др.) либо в силу явного или подразумеваемого соглашения о том в договоре о найме на работу (США, Канада, Великобритания) обязан передать в распоряжение предприятия свое служебное изобретение. В некоторых странах передача служебных изобретений в распоряжение хозяев предусматривается в коллективных договорах (Франция, Норвегия). Вознаграждение автору служебного изобретения предусматривается в ряде патентных законов, но размер его чаще всего зависит от предпринимателей.

В патенте на служебное изобретение обычно указывается имя действительного автора, но поскольку последний, как сказано, «уступает» право на изобретение до или после его создания, то патент выдается соответствующему предприятию, которое становится его собственником.

Не меньшие ограничения установлены для служащих в отношении изобретений, сделанных ими в период работы в государственных учреждениях. Право на их патентование принадлежит государству (соответствующему ведомству), равно как и распоряжение ими.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум