Медь нужна для победы

Категория:
Металлургия в годы ВОВ


Медь нужна для победы

Медная промышленность относительно меньше других подотраслей цветной металлургии пострадала в первые месяцы Великой Отечественной войны, так как ее предприятия находились в основном на Урале и в Казахстане.

Техническая политика в медной промышленности в годы войны была направлена на внедрение более совершенных систем разработки и увеличение добычи руд открытым способом, повышение извлечения металлов и комплексности использования сырья, организацию производства боеприпасов и вооружения на заводах подотрасли.

“Кузницей победы” называли в годы войны промышленный Урал. В славную летопись Великой Отечественной войны вошел героический труд горняков, обогатителей, металлургов и химиков Медногорского медно-серного комбината, рабочих Кировградского, Красноуральского, Баймакского и Карабашского медеплавильных комбинатов, Среднеуральского медеплавильного и Пышминского медеэлектролит-ного заводов.

Вот что писала газета “Правда” в октябре 1941 года о работе уральских медеплавильщиков: “Командиры производства и стахановцы проявляют большую сметку в работе, мобилизуют производственные резервы, чтобы дать больше металла фронту. На Ново-Левинском руднике треста “Красноуралмедьруда” с успехом внедряют буры с уменьшенными головками. Их производство организуется на месте. Это дает возможность сократить потребление победита, экономить расход взрывчатых веществ и ускорить темпы бурения.

На Среднеуральском заводе в последнее время повышены скорости работы механизмов и агрегатов. На обогатительной фабрике, например, повышено число оборотов шаровых мельниц и флотационных машин. С максимальной скоростью работают скребковые транспортеры. В металлургическом цехе ускорена подача угольной пыли в отражательные печи. Все это обеспечило большой выигрыш во времени, позволило ускорить производственные процессы и повысить производительность оборудования.

Медеплавильщики Кировграда примерно вдвое удлинили продолжительность работы отражательной печи без капитального ремонта. Этого они достигли за счет того, что, не дожидаясь полного износа печи, стали на ходу производить ремонтные работы (кладку вторых сводов, чистку боровов и т.д.).

Большого одобрения заслуживает инициатива красноуральских медеплавильщиков. Они первыми внедрили вторичное дутье на отражательных печах и достигли значительного эффекта. Отражательные печи теперь лучше загружены, производительность агрегатов увеличена“1

С первых же дней войны на всех медных предприятиях Урала было организовано производство корпусов снарядов, боеголовок для “катюш”, ручных гранат и многих видов другой военной продукции. “Стахановской работой ответим на наглую вылазку фашистских захватчиков, дадим меди высокого качества столько, сколько потребуется для разгрома врага!” — так заявили трудящиеся Красноураль-ского медеплавильного комбината на многолюдном митинге в первые дни начавшейся войны.

В августе 1941 года предприятию было дано задание создать оборонный цех. А в сентябре этот цех уже выпустил первую продукцию. Ежедневно с подъездных путей комбината стали отправляться вагоны с грузом для фронта.

Ушедших на войну мужчин заменяли вчерашние школьники, учащиеся ремесленных училищ, школ фабрично-заводского обучения, домохозяйки. Овладев профессиями отцов, старших братьев, мужей, они становились в забои, к транспортерам и флотационным машинам, металлургическим агрегатам.

Александра Степанова мечтала стать педагогом, училась в пединституте. Но война прервала занятия. Шура пришла работать на завод. Пройдя короткий курс обучения, стала первой в стране девушкой-плавилыцицей.

В цехах создавались фронтовые бригады. Работать в составе такого коллектива — высокая честь, которую надо было заслужить самоотверженным трудом. Каждый член бригады в торжественной обстановке брал на себя клятву: “Я, боец великой армии труда, обязуюсь идти в ногу с воинами Красной Армии, даю клятву работать по-фронтовому за двоих, за троих…”

Бывший токарь одной из фронтовых бригад, кавалер ордена Трудового Красного Знамени Н.Н.Турчанинов вспоминает: “У многих станков стояли мальчики и девочки. Мы, постарше, старались ставить им в станок обрабатываемую деталь. Деталь была тяжелая, поднять самим не хватало сил. Работали они на подставках. Но как работали! И быстро мужали. Скоро сами стали закладывать заготовку и снимать готовое изделие, сговариваясь выполнять это вдвоем. Включались в нелегкое социалистическое соревнование двух-, трех-, и четырехсот-ников…”

Такой вот мальчик, недавний ученик ремесленного училища Леонид Потапенко в один из майских дней 1942 года выполнил 15 норм, месте с прославленным бурильщиком Илларионом Янкиным Леня

Потапенко был приглашен на слет тысячников в Свердловск. Тем, кто присутствовал в зале, на всю жизнь запомнился этот юный патриот. Ему бы сидеть за партой, а он, стоя у станка, выполнял 15 норм и наравне со взрослыми был награжден знаком “Отличник социалистического соревнования” и денежной премией!

Выступая на слете, Леня Потапенко поклялся работать так, как необходимо фронту. Присутствовавшая при этом известная поэтесса Агния Барто посвятила молодому тысячнику свои стихи:1

Его недавно Ленькой звали И он бежал вприпрыжку в класс.

И мать поверила б едва ли, Что это он в притихшем зале С трибуны говорит сейчас.

У Лени взрослая осанка, А голос детский у него: — Я помогаю делать танки, Одолеваю мастерство.

И улыбаясь потихоньку, Глядят стахановцы на Леньку.

На комбинате принимались экстренные меры для окончания строительства и пуска производства серной кислоты с использованием сернистых газов металлургического цеха. Это была новая страница в истории цветной металлургии — кооперирование металлургической и химической отраслей промышленности. В декабре 1941 года получены первые сотни тонн кислоты, в строй действующих вошел самый мощный в то время сернокислотный цех. За годы войны коллектив этого цеха выдал сотни тысяч тонн высококачественной продукции, восемнадцать раз завоевывал классные места во Всесоюзном социалистическом соревновании. В знак признания заслуг ему на вечное хранение оставлено переходящее Красное знамя ВЦСПС и Нарком-химпрома.

В авангарде Всесоюзного социалистического соревнования с первых дней войны были горняки рудоуправления имени III Интернационала. За доблестный труд славный коллектив горняков в 1942 году был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Сотни горняцких бригад отрасли переходили на многозабойное бурение по методу И.П.Янкина. С первых же дней войны Илларион Ян-кин начал практическим показом обучать вначале помощников на своей шахте, а затем бурильщиков на других рудниках Красноураль-ского комбината. И.П.Янкин — один из первых тысячников в стране _ в 1942 году был удостоен почетного звания лауреата Государственной премии СССР. Горняки-янкннцы появились в шахтах Североуральских бокситовых рудников, на Рудном Алтае.

Правительство высоко оценило героический труд горняков и металлургов. В 1942 году орденом Ленина награждены бурильщик И.П.Янкин, директор рудоуправления имени III Интернационала Б.А.Курелюк, главный инженер химического завода А.А.Ефимова, орденом Трудового Красного Знамени – начальник сернокислотного цеха М.Е.Гиллер, бригадир забойщиков Г.Баукин, забойщик М.К.Сапожников.

В годы войны на Пышминском медеэлектролитном заводе было сосредоточено основное производство рафинированной меди в стране. Около 80% снарядных гильз и патронов делали из меди этого завода. Здесь ввели цех по производству сплавов на основе меди и никеля, из которых изготавливались направляющие пояски снарядов дальнобойной артиллерии.

Эвакуированное из Подмосковья производство медного порошка, необходимого для меднографитовых щеток электродвигателей и металлокерамических изделий в авиационной и автомобильной промышленности, в кратчайшие сроки было освоено на Пышминском заводе и являлось единственным в стране во время войны.

При переработке медно-никелевого сырья металлурги научились попутно выделять в самостоятельный продукт металлы платиновой группы: платину, палладий, рутений, родий и осмий. Это дало возможность поставить стране дополнительно немалое количество драгоценных металлов.

Здесь, в Пышме, зародилось движение за скоростные плавки инициатором которого был плавильщик медеэлектролитного завода Т.М.Степайкин. В августе 1941 года он провел плавку за 22 часа 30 минут вместо 28—29 часов. Вслед за ним восемь бригад плавильщиков Пышмы перешли на скоростной метод работы.

Движение скоростников-плавилыциков по почину Т.М.Степайкина охватило все металлургические предприятия отрасли. Применение этого метода на анодных печах Пышминского завода позволило увеличить коэффициент их использования на 30%.

Способ горячего ремонта печей, предложенный рационализатором М.Е.Медведевским, в сочетании с жесткой технологической дисциплиной удлинил их кампанию и позволил экономить остродефицитные огнеупоры. Организация зачистки вайербарсов на конвейере на 25% повысила выход годных слитков. Передовик производства И.А.Нестеров 26 июня 1943 года на зачистке вайербарсов выполнил 26 норм.

В 1944 году по инициативе сменных мастеров Я.Г.Каплуна и Е.Д.Бажукова был внедрен метод скоростной обработки серии электролизных ваш. Новый способ обработки ванн с совмещением операции во времени подхватили все бригады электролизного цеха. Это позволило сократить длительность перегрузок на 90% и резко повы-сить время работы серий.

Значительны заслуги в деле строительства завода и мобилизации коллектива на увеличение производства электролитной меди директора В.А.Хренова, главного инженера А.И.Гаева, парторга ЦК ВКП на заводе И.А.Шахмина, секретаря Верхнепышминского горкома партии И.С.Марьянова. Пышминский завод трижды в годы войны выходил победителем во Всесоюзном социалистическом соревновании предприятий цветной металлургии и получал переходящее Красное знамя ГКО. За доблестный труд 60 работников предприятия награждены орденами и медалями.

В годы войны бесперебойно поставлял черновую медь пышмин-ским металлургам Среднеуральский медеплавильный завод. На Пыш-минской обогатительной фабрике была отработана технология извлечения из перерабатываемых руд не только меди, но и кобальта. За разработку этой технологии пышминцам было передано на вечное хранение Красное знамя ГКО, ВЦСПС и Наркомцветмета СССР.

В 1941 году механический цех Дегтярского рудника переоборудовали для того, чтобы начать изготовление боеприпасов и деталей к гвардейским минометам — знаменитым “катюшам”. Так как не призванных на фронт мужчин перевели в шахты, их заменили девушки-комсомолки, которые через 15—20 дней учебы становились к станкам. Поначалу они и представления не имели о том, .что за детали им приходилось изготовлять. Лишь много времени спустя им стало известно о “катюшах”.

Выпуск аналогичной продукции был организован и на Кировград-ском медеплавильном комбинате, где наряду с добычей руды и выплавкой меди расширялось производство олеума, хлорсульфоновой и соляной кислот, был налажен выпуск дымовых смесей, аккумуляторной кислоты для авиационной и танковой промышленности, контактной массы для сернокислотного производства. Мощности предприятия по химической продукции в 1943 году были перекрыты в 2,5 раза по сравнению с уровнем 1940 года.

На Медногорском медно-серном комбинате в июле 1944 года была введена в эксплуатацию брикетная фабрика для окускования мелких медных руд, продолжалось строительство второй очереди металлургического и химического цехов, отрабатывалась технология попутного извлечения золота и серебра из сульфидных руд. Совместно с институтом “Гинцветмет” и проектными организациями велось проектирование новой брикетной фабрики и намечалось расширение конвертерного передела. По сравнению с 1939 годом за период войны выпуск меди на комбинате значительно увеличился.

Кроме производства черновой и рафинированной меди, Карабаш-ский медеплавильный комбинат успешно выполнял задания ГКО по выпуску драгоценных металлов, селена, теллура, медного купороса.

Баймакский медеплавильный комбинат в начале войны работал в основном на рудах Сибайского месторождения, расположенного от него в 35 километрах. Из-за нехватки транспортных средств не было возможности подвозить на комбинат необходимое количество руды. Но план по меди нужно было выполнять. Тогда приняли смелое решение — построить завод на руднике. Не было никакого оборудования, оснастки». И только горячее желание приблизить Победу помогло сибайским металлургам сделать невозможное.

Воздуходувку, мостовой кран, электромоторы, трансформатор — все это они восстановили из старого, списанного еще до войны оборудования. Сами сложили печь. Благодаря самоотверженному труду рабочих-слесарей, выполнявших по две нормы за смену, в январе 1944 года Сибайский медеплавильный завод дал первую черновую медь.

С благодарностью называем мы сегодня имена тех, кто возглавлял строительство и монтаж завода. Это бригадиры Н.Г.Андрианов и А.Н.Батыршин, начальник механического цеха И.Е.Караваев, старший конструктор И.С.Щербаков.

Медная промышленность Казахстана получила свое развитие в годы предвоенных пятилеток. К началу войны Балхашский горно-металлургический комбинат только начал наращивать производственные мощности: выплавка черновой меди составляла всего 60% от проектной.

22 июля 1941 года фронтовики-балхашцы прислали письмо своим землякам: “Сегодня мы, балхашцы, собрались вместе и решили обратиться к вам с призывом удвоить и утроить выплавку меди. Помните, что каждый килограмм меди — это удар по врагу!

Каждый из нас уже участвовал в боях. Мы быстро и четко, не щадя себя, выполняем задания своих командиров. Работайте и вы так же самоотверженно и четко”.

Городская и заводская партийные организации призвали женщин города заменить ушедших на фронт мужчин. Тысячи женщин приняли на свои плечи немалую долю тяжелого труда: водили паровозы и автомобили, стояли у печей, осваивали новые профессии, учились инженерному делу.

В условиях нехватки оборудования и вспомогательных материалов на комбинате начали перестройку всего хозяйства для бесперебойной работы основных цехов. Усилия коллектива предприятия направлялись на изыскание внутренних резервов, обеспечивавших стабильную выплавку меди.

Отражательные печи, работавшие согласно проекту на привозном мазуте, были переведены на более дешевое и доступное пылеугольное топливо, для чего на заводе быстрыми темпами была построена пыле-размольная установка.

По инициативе коммуниста инженера В.С.Мельникова привозные флюсы заменили местным известняком, добыча которого была вновь организована в районе железнодорожной станции Киик. Под руководством главного механика Азбеля и начальника ремонтно-механичес-кого цеха Калашникова наладили отливку из лома футеровочных плит для шаровых мельниц и рудоразмольных шаров, вначале чугунных, а затем стальных. Это позволило предотвратить неизбежные перебои в работе самой крупной в отрасли обогатительной фабрики и освободить от поставок этих материалов заводы, занятые выполнением заказов оборонной промышленности.

По предложению главного инженера завода И.А.Стригина1 вновь организовали производство из местных материалов сернистого натрия и жидкого стекла, требующихся в больших количествах для обогащения руд, наладили добычу в районе озера Балхаш тенардита (сульфат-натрия) .

Трудовой подъем в коллективе комбината нарастал с каждым днем. Ширилось движение за высокопроизводительный труд. На обогатительной фабрике постоянно перевыполнял норму классификатор-щик коммунист X. Мусатаев. Вскоре еще 18 рабочих этой профессии достигли показателей передовика, а коммунисты С.Алимжанов и К.Акишпеков намного улучшили эти результаты. Ведущую роль в социалистическом соревновании за высокие показатели заняла смена мастера Аубакира Алимжанова.

В металлургическом цехе инициатором борьбы за увеличение проплава шихты выступил мастер отражательного передела В.Гужавин. За звание лучшей успешно боролись коллективы всех смен отражательных печей и конвертеров. Молодой специалист, руководитель комсомольской смены Байгазы Исмагулов выступил инициатором движения за тяжеловесные скоростные плавки. На тех же отражательных печах Балхашский комбинат в 1942 году давал меди намного больше, чем в 1941 году.

Медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.” отмечены достижения тружеников Балхаша Жилкибая Беисова и П.М.Жарнакова.

В те годы важное значение для укрепления оборонной мощи страны приобретал молибден, применяемый для легирования сталей. Еще до начала войны инженер Е.И.Антоновский проводил разработку методов попутного извлечения молибдена из коунрадских медных руд. Геологи треста “Казцветметразведка” А.С.Богатырев, П.И.Скворцов и Н.И.Большаков осенью 1941 года сообщили о положительных результатах разведки нового молибденового месторождения в районе Коунрадского медного карьера. Была создана оригинальная технология выделения молибдена из медного концентрата и получения на его основе ценного продукта — молибдата кальция. За промышленное освоение этого процесса авторы его в декабре 1942 года отмечены Государственной премией СССР.

В том, что новое месторождение было освоено в невиданно короткие сроки, немалая заслуга директора комбината А.И.Самохвалова, инженеров И.А.Стригииа, Е. И.Антоновского, А.И.Бунина, А.Я.Шай-денко, Д.А.Косых и каждого труженика предприятия. Всеми работами руководила партийная организация комбината при непосредственном участии секретаря городского комитета партии А.И.Неклюдова и парторга ЦК ВКП Ю.Н.Свядоща.

За 18 месяцев (после открытия) были пройдены 3 шахты, проложена железная дорога к руднику, проведена линия электропередачи, дооборудована молибденовая обогатительная фабрика. В 1942— 1943 годах Балхашский комбинат стал самым крупным поставщиком молибдена в стране.

Организация этого производства на Балхашском комбинате не только способствовала компенсации потерь продукции Тырныаузско-го комбината, но и позволила значительно увеличить выпуск молибденовых концентратов в стране по сравнению с 1940 годом.

В “Истории Великой Отечественной войны 1941—1945” так сказано о работе балхашских горняков: “В 5 тысячах километров от фронта они дрались так же мужественно, как их братья на фронте. Советские горняки победили и грозные бураны, и снежные заносы, и коварные плывуны, и силикоз. К 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции страна получила балхашский молибден. Из каждых 100 тонн молибдена, добывавшегося во время войны в стране, 60 тонн давали герои балхашской степи — горняки рудника “Восточный Коунрад”. Их бессмертный трудовой подвиг вошел в историю Отечественной войны наравне с подвигами советских воинов“1.

О трудовом подвиге балхашцев в годы войны, я думаю, будет еще написано немало. Вот и совсем недавно (в приложении к газете “Комсомольская правда” — “Собеседник” № 9 за 1984 год) опубликованы воспоминания журналиста Виктора Андриянова “Действующий тыл”. Автор рассказывает, в частности, о работе в военные годы рудника “Восточный Коунрад”.

На этом руднике, поставлявшем во время войны больше половины всего молибдена, добываемого в стране, я бывал не раз. Встречался с руководителями производства, беседовал с рабочими, Видел горячее стремление коунрадцев сделать все от них зависящее, чтобы помочь фронту.

Отчетливо помню момент, когда по моему приглашению на сцену зала, где собрались горняки, выбежал один из лучших стахановцев рудника Литвинов. Чтобы все присутствующие смогли увидеть передовика трудового фронта, мне пришлось взять на плечи этого парнишку. Держал я мальчишку и думал, что никому никогда не удастся поставить на колени народ, если все его представители от мала до велика грудью встают на защиту Отечества, если дети наравне со взрослыми в тяжкую годину показывают чудеса трудового героизма.

Не могу не назвать сегодня имена и таких героев, как бригадир бурильщиков А.Тырнаков, выполнявший нормы на 500—600%, лауреаты Государственной премии СССР А.Я.Шайденко и И.К.Акиншин, мастера и флотаторы медно-молибденовой фабрики К.Калабеков, М.К.Осинцев, Н.Ф.Борулько, Л.Г.Бойко, И.М.Кропоткин.

Часть оборудования, вывезенного с Кольчугинского завода по обработке цветных металлов, доставили на Балхашский комбинат. Было принято решение создать в составе комбината завод по производству проката из цветных металлов. В рекордно короткие сроки был построен новый завод. Под его цехи выделили часть здания паровозного депо комбината, автогараж, помещение ремонтно-монтажного цеха. К 1 мая 1942 года завод выдал прокат, который шел на заводы, изготавливающие гильзы патронов, детали самолетов и другую военную технику. Более подробно о работе кольчугинцев на Балхаше я расскажу в главе, посвященной обрабатывающей промышленности.

К середине 1941 года в Джезказганском рудоуправлении эксплуатировалось пять шахт и один карьер, строился еще ряд объектов. Война заставила временно законсервировать строительство обогатительной фабрики, ТЭЦ, других предприятий и сосредоточить усилия на срочном увеличении добычи руды, сооружении ряда новых шахт и восстановлении старых. До 45% балхашской меди выплавлялось из джезказганской руды, значительная часть которой отправлялась на Карсакпайский и уральские медеплавильные заводы.

За годы Великой Отечественной войны добыча медной руды в Джезказгане увеличилась в несколько раз. В трудное военное время здесь было построено и введено в действие 12 шахт и несколько карьеров.

Новые возможности для увеличения выплавки меди изыскали и металлурги Карсакпая. В феврале 1942 года отражательная печь была остановлена на капитальный ремонт. Инженер Бредихин и мастер Гетман изыскали способ увеличить площадь пода печи на 20 квадратных метров, что позволило получать сотни тонн металла сверх проектных расчетов. Чтобы дать стране больше меди, металлурги решили построить своими силами еще одну отражательную печь. Партийная организация предложила привлечь для этих работ население поселка. На призыв горячо откликнулись сотни служащих учреждений, домохозяек, учащихся. В сентябре 1943 года печь была поставлена на просушку и разогрев, а через десять дней дала штейн.

В апреле 1943 года на базе Джезказганского рудоуправления, Кар-сакпайского медеплавильного завода и вспомогательных производств был образован Джезказганский медеплавильный комбинат. В его состав вошли 17 шахт, 3 карьера, Байконурские угольные копи, Карсак-пайская ТЭЦ и Кенгирские дизельные электростанции, механический, кирпичный, стекольный заводы и другие предприятия.

В январе 1944 года горняки Джезказгана пригласили к себе известного уральского бурильщика И.П.Янкина, который поделился своим опытом многоперфораторного бурения. Метод знатного бурильщика получил массовое распространение в Джезказгане. Горняки Шаталюк, Болбышев, Шаша и многие другие стали выполнять по 4—5 норм в смену.

К ноябрю 1944 года число стахановцев на шахтах и карьерах комбината возросло до 197, а ударников до 916. Более 600 человек имели лицевые счета сверхплановой добычи руды. Так, на счету бурильщика А.Акшалова было 3500 тонн руды, П. Шаталюка 4000 тонн, Ш.Гениа-тулина 4600 тонн. За восемь месяцев 1944 года комбинат выдал столько руды, сколько за весь предыдущий год.

Труженики Джезказгана показывали высокие образцы самоотверженного труда. За хорошую работу коллективу Джезказганского комбината в годы войны 16 раз присуждалось переходящее Красное знамя ГКО, ВЦСПС и Наркомата цветной металлургии СССР, а затем его оставили в Джезказгане навечно.

Не было ни одного рабочего, не выполнявшего норм выработки, и на Иртышском медеплавильном заводе. Специалисты завода перестроили технологию плавки сложных концентратов, отказавшись от схемы одновременной плавки на медь и свинец. Добившись самой высокой в мире производительности шахтной печи, они стали выдавать необычайно богатый штейн (40%меди), что позволило резко поднять производительность конвертеров. Свинец, содержащийся в концентратах, стал переводиться в пыль возгонов, которая направлялась на Лениногорский свинцовый завод.

В состав Иртышского полиметаллического комбината, кроме медного завода, входили Белоусовский рудник и строящиеся Березовские рудник и обогатительные фабрики. В сентябре 1942 года Г.Хай-дин, выполнявший четырьмя перфораторами почти 13 норм, обучил бурильщиков Белоусовского рудника методам многоперфораторного бурения. В том же месяце коллектив участка, встав на ударную вахту, выполнил план по добыче руды на 123%, а бурильщик Ф. И. Гордеев, работая четырьмя телескопными перфораторами, перекрыл достижение Г.Хайдина, выполнив дневную норму почти на 2000%.

В конце 1941 года на комбинате развернулось строительство Березовского рудника. В 1942 году горняки начали здесь получать руду с высоким содержанием свинца, которая отправлялась на переботку в Лениногорск. 10 февраля 1943 года вступила в строй действующих опытная Березовская обогатительная фабрика.

Строительство большой Белоусовской обогатительной фабрики комбината находилось под постоянным контролем Восточно-Казахстанского обкома партии. За 1941—1944 годы бюро обкома семь раз рассматривало положение дел на строительстве. Секретари обкома партии Ф.З.Рванцев, М.А.Железнов, Н.Н.Шувалова часто бывали на строительной площадке, участвовали в рабочих и партийных собраниях, встречались с трудящимися Белоусовского рудоуправления и треста “Алтайстрой”. В День Победы 9 мая 1945 года обогатительная фабрика выдала первую продукцию. За годы войны Иртышский полиметаллический комбинат выпустил не только десятки тысяч тонн черновой меди, но и много свинца и цинка в концентратах.

В тяжелом положении оказались медные предприятия Армении. Хотя военные действия не коснулись непосредственно Кафанского меднорудного и Алавердского медеплавильного заводов, прекращение поставок кокса и огнеупорных материалов из Донбасса и центральных районов страны в 1942 году поставило под угрозу дальнейшую работу предприятий.

Замена угольного кокса смесью нефтяного кокса с термоантрацитом предотвратила остановку шахтных печей на Алавердском заводе. Для обеспечения потребности в огнеупорном кирпиче на базе местных Шагалинских кварцитов был создан цех мощностью до 600 тонн в год динасового кирпича.

Недостаток материалов осложнял работу всех переделов. Конвертеры нуждались в магнезитовых огнеупорах, а их не было. Некоторые участки кожухов конвертеров стали непрерывно охлаждать воздухом или водой, но и это не помогало. При прогаре футеровки начали применять набивку, состоящую из магнезитового порошка и силикатных растворов. Организовали на месте изготовление запасных деталей, необходимых для ремонта оборудования.

На Алавердском медеплавильном заводе было налажено огневое и электролитическое рафинирование черновой меди, производство снарядов, минометов и ручных гранат. Отпала необходимость в перевозке меди для рафинирования на Урал. В 1943 году в Алаверди был введен в эксплуатацию сернокислотный цех. Все годы войны медеплавильщиков бесперебойно снабжал сырьем Кафанский меднорудный комбинат.

Московский медеплавильный и медеэлектролитный завод с начала войны продолжал выпуск традиционной продукции — черновой и электролитной меди, а уже с июля 1941 года его коллективу было поручено освоить выпуск деталей минометов и бескислородной меди для боеприпасов.

Основную роль в мобилизации коллектива на освоение производства для нужд фронта, поддержании патриотического духа и чувства высокой ответственности перед Родиной играла партийная организация завода. За первые три месяца войны темпы роста выпускаемой предприятием продукции составляли 8—10%, а в сентябре 1941 года выпуск был наивысшим за все время его существования.

Когда враг стоял на подступах к Москве, рабочие завода изготовили 400 противотанковых “ежей”, в течение 9 дней построили фортификационные сооружения для установки противотанковых пушек, которые в случае прорыва вражеских войск могли бы держать под прицелом окружную железную дорогу. В те грозные дни танкисты прямо с фронта заезжали на заводской двор, где приводились в готовность вышедшие из строя боевые машины, и сразу возвращались на передовую.

В октябре 1941 года почти три четверти технологического оборудования в срочном порядке было демонтировано, погружено на платформы и отправлено на Урал. Предстояло решить сложную задачу -на оставшемся оборудовании наладить выпуск меди. Коллектив преодолевал трудности, которые для другого времени казались бы непреодолимыми. В результате самоотверженной работы коллектива план 1941 года был выполнен в декабре.

Из женщин были сформированы бригады грузчиц. Среди них особенно отличались молодежные коллективы, руководимые комсомолками Варей Шашиной и Шурой Александровой. Эти две бригады соревновались между собой. Они попеременно занимали первое место, выполняя норму на 220—230%. Им было присвоено звание фронтовых. Двадцать четыре раза за годы войны коллектив завода побеждал в социалистическом соревновании, семь раз получал знамя Государственного Комитета Обороны.

На Урале, в Казахстане, в Армении русские и казахи, башкиры и армяне плечом к плечу, не жалея сил, добывали руду и плавили медь во имя быстрейшей Победы над ненавистным врагом.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум