Редкие, но очень нужные

Категория:
Металлургия в годы ВОВ


Редкие, но очень нужные

В июне 1942 года, в дни жестоких боев за Родину, газета “Правда” так писала о значении цветной металлургии в успехах на фронтах Великой Отечественной войны: “Дело обороны страны, дело разгрома ненавистных оккупантов находится в руках бурильщиков медных рудников, электролизников алюминия, мастеров плавильных печей так же-как в руках летчиков, артиллеристов, танкистов, пехотинцев. Работники цветной металлургии добывают и производят стратегическое сырье, без которого нельзя воевать. Цветные и редкие металлы стали металлами войны. Не одними самолетами и танками, брошенными на поля битвы, измеряется военная мощь государства — его военный потенциал в запасах стратегического сырья, в природных богатствах и производственных мощностях. За год войны работники цветной металлургии много сделали для снабжения фронта; в развитии авиационного, танкового, артиллерийского и оружейного производства — плоды их героического труда, но сейчас нельзя остановиться на достигнутом. Нам нужно больше оружия, боеприпасов, значит нужно больше металлов, черных, цветных, редких”.

Редкие металлы (тогда в эту группу входили вольфрам и молибден) не случайно были выделены в ряд важнейших, так как именно от них во многом зависела прочность танковой брони, смертоносность боеприпасов, первоклассность вооружения.

В развитии вольфрамовой и молибденовой промышленности особенно большое значение имела работа геологоразведчиков, зачастую становившихся строителями и горняками, поставлявшими первые тонны важнейших концентратов из труднодоступных неосвоенных мест.

На базе вновь открытых и разведанных месторождений были построены и введены в действие вольфрамовые предприятия в Узбекистане, Таджикистане и Киргизии. Работы по созданию мощностей и развитию добычи и производства вольфрама, молибдена, ртути, сурьмы под руководством Наркомцветмета организовывались Главредметом, начальником которого был А.С.Микуленко, главным инженером А.В.Крылов.

Из месяца в месяц увеличивал добычу Колыванский рудник на Алтае. в 1942 году колыванпы сумели изготовить собственными силами, используя местные ресурсы, значительную часть сложного обогатительного оборудования.

Как уже говорилось, в районе Балхаша в небывало короткий срок было разведано молибденовое месторождение с богатыми рудами. Уже в 1942 году здесь действовали рудник и обогатительная фабрика.

Еще в 1936 году в Забайкалье начались поисковые работы, подтвердившие открытие месторождения молибденита, названного Шах-таминским. В 1941 году началось строительство рудника с обогатительной фабрикой, а в феврале 1942 года страна получила первые тонны молибденового концентрата.

Коммунисты этих предприятий своим примером и горячим словом вели за собой коллективы, мобилизуя их на повышение производительности труда, на увеличение выпуска продукции. Рабочих рук не хватало. В шахту, на фабрику, на лесозаготовки пошли работать женщины и подростки. Особенно трудно было в шахтах. Недоставало спецодежды, освещать забои приходилось карбидными лампами, которые заправлялись соляркой. Пыль, копоть стояли в забое.

Работала в шахте семья Ануфриевых. Анна Михайловна с 1939 по 1948 год трудилась в штольне на погрузке руды из бункеров. Ее дети — Георгий, Клавдия, Екатерина, Александра, Мария — все работали в шахте: дочери на откатке руды, а сын забойщиком. Заслуженным уважением пользовалась эта семья в поселке. Самоотверженный труд Ануфриевых неоднократно отмечался благодарностями, почетными грамотами, премиями.

Освоение большинства месторождений, расположенных в труднодоступных местах, было осложнено оторванностью их от населенных пунктов, удаленностью от транспортных магистралей.

Один из участков вольфрамового рудника в горах Киргизии находился в зоне вечных льдов, где даже в августовские дни свирепствовали снежные бураны. Оборудование и продовольствие в такие места можно было доставлять только самолетом и сбрасывать на специально изготовленных парашютах большой грузоподъемности. Забои высекались часто в отвесных скалах на 200 метров выше площадки. Рабочие взбирались туда при помощи альпинистского снаряжения. Преодолевая трудности, горняки и строители в новых районах вели ускоренное строительство дорог, обогатительных фабрик, жилых домов, рудников.

Первенец вольфрамовой промышленности Средней Азии рудник “Лянгар” размещался на высоте 2000 метров над уровнем моря. Строители пришли сюда в 1941 году. Несколько избушек геологоразведчиков и голые горы встретили их. Вскоре здесь собрались тысячи колхозников близлежащих селений, чтобы проложить путь от железнодорожной станции к руднику. Через скалы, через бурные горные реки в небывало короткий срок они построили дорогу, по которой доставлялись оборудование обогатительной фабрики, строительные и другие материалы, необходимые для работы.

Строители еще подводили водопровод, сооружали бараки для жилья, а горняки днем и ночью при свете прожекторов уже выдавали десятки тонн высококачественной продукции. В 1942—1943 годах здесь вводились в строй новые участки, от районной электростанции прокладывалась линия электропередачи длиной 70 километров; к 1 мая 1944 года была готова к сдаче в эксплуатацию обогатительная фабрика. На месте перевала в вершинах Нуратинских гор поднялось предприятие важнейшего оборонного значения.

Чорух-Дайронское вольфрамовое месторождение подробно было изучено в 1942 году. В отрогах Моголтау недалеко от Ленинабада на поверхности равнины была обнаружена богатейшая залежь, почти вертикально уходящая в глубь земли. Мощная зона разлома на границе известняков и гранитов была заполнена рудоносной массой, пронизанной шеелитом.

В 1943 году здесь началась добыча вольфрама. Первые рудокопы поселились в палатках; сразу же установили дизель-электростанции, взрывами аммонита вскрыли первый карьер для разработки руды и пустили в работу перфораторные молотки. Строители и эксплуатационники соорудили первые обогатительные фабрики, жилые дома, заложили электростанцию, провели водопровод, посадили деревья. В 1943 году горняки Чорух-Дайрона стали бесперебойно поставлять шеелитовый концентрат — исходный продукт для получения вольфрама.

Недалеко от Лянгара в 1944 году полным ходом шло строительство Ингичкинского вольфрамового предприятия. В это же время входил в строй Койташский вольфрамовый рудник. В степях Казахстана вырастал Акчатауский горно-обогатительный комбинат. В 1944 году к нему подвели шоссейную дорогу, водопровод длиной в несколько десятков километров; построили рудник, обогатительную фабрику, поселок для горняков. В эту трудную пору комбинат успешно возглавлял старейший горняк Я.В.Тимошенко.

Джидинский комбинат в Бурятии, созданный в 1934 году на основе Джидинского рудного поля, давал перед войной более половины вольфрамового концентрата в стране. В 1941—1942 годах на предприятие прибыли эвакуированные специалисты с Тырныаузского комбината. Имея богатый производственный опыт, они внесли большой вклад в увеличение выпуска продукции. В 1941 году Джидинский комбинат выдал первый молибден. Все производство предприятия было перестроено на военный лад. Уже в 1942 году по сравнению с 1940 выпуск вольфрамового и молибденового концентратов заметно возрос.

За самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны, за успешное выполнение заданий правительства по добыче цветных металлов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16 мая 1945 года многие труженики комбината награждены орденами и медалями. Среди награжденных орденом Трудового Красного Знамени были первооткрыватель Джидинского рудного комплекса М.В.Бесова, начальник рудника “Холтосон” Ф.А.Лой, бурильщик того же рудника Г.Т.Порожняков, начальник горного участка Ф.А.Кузнецов, заместитель главного инженера комбината геолог Н.А.Хрущев.

Забайкальские молибденовые месторождения были открыты еще до того, как фашисты напали на нашу страну. Война во много раз ускорила темпы разведки и добычи сырья. На что в мирное время ушли бы годы, теперь тратили недели, месяцы. В жгучие январские морозы 1942 года поезда стали подвозить материалы и рабочих к одному из пикетов в Забайкалье. В феврале пустили электростанцию, в марте — первый мощный компрессор. Заложили шахты, приступили к строительству обогатительной фабрики, которая вскоре была готова принять первую руду.

Применяя скоростные методы проходки, горняки превращали разведочные шурфы в шахты. Уже в июне 1942 года коллектив Забайкальского молибденового рудоуправления, превысив план по производству концентратов, завоевал первенство во Всесоюзном социалистическом соревновании.

Прежде чем добраться до рудных залежей, коллективу строителей пришлось преодолеть 60 километров болот, трясины, непроходимых зарослей тайги. Через них нужно было перевезти, перетащить, перенести на руках огромное количество грузов и оборудования. Энергетический первенец строительства – тяжелый двигатель — бригада в составе 14 человек доставляла две недели. Рабочие прорубали таежные за’росли, расчищая дорогу тягачу, тянувшему двигатель.

В дальневосточной тайге также развернулось сражение за молибден. С Умальтинского рудника из-за бездорожья трудно было отправлять готовый концентрат, а протекавшая поблизости река имела слишком бурный и опасный “характер”. Но ведь издревле россияне умели пользоваться речными путями для перевозки грузов. Каждый школьник знает о том, как еще в IX—XI веках русские купцы вели торговлю на пути “из варяг в греки”, используя многочисленные водные артерии. Подробное описание походов Ермака, связанных с опасными переправами через своенравные уральские реки, находим мы и в труде русского историка Н.М.Карамзина “История государства Российского”. Опыт наших предков пригодился работникам цветной металлургии в годы Великой Отечественной войны. Осваивая месторождения полезных ископаемых в необжитых труднодоступных районах, не имея в своем распоряжении ни дорог, ни транспорта, горняки Дальнего Востока спускали в бурную реку высокобортные лодки, в каждой из которых находилось по тонне молибденового концентрата, и, идя берегом, тащили их почти 200 километров. Все это делалось во имя самой высокой цели, во имя спасения Отечества.

В 1943 году после реконструкции рудника вступила в строй флотационная фабрика, была построена дорога. Вслед за строителями шли бурильщики, крепильщики, откатчики. Десятки автомашин ежемесячно стали доставлять из тайги к железнодорожным перевалочным пунктам тонны драгоценного металла. Для строителей и горняков молибден перестал быть просто металлом. Он стал их вкладом в великое дело Победы.

Немецко-фашистские захватчики думали, что захватив Никитовку с ее мощным ртутным предприятием, они лишили советскую промышленность этого важнейшего сырья. Более того, они рассчитывали эксплуатировать Никитовский комбинат для своих нужд. И в том и другом они жестоко просчитались. Никитовской ртути им так и не удалось добыть.

В короткий срок в горах Алайского хребта, в Киргизии, на базе эвакуированного оборудования Никитовского комбината было создано новое крупное предприятие, базирующееся на Хайдарканском месторождении ртути. Здесь возникли поселок, рудник, обогатительная фабрика, металлургический завод, связанный многокилометровой линией электропередачи с районной электростанцией.

Строительство вели самоотверженно, как сражение. Сейчас трудно объяснить, как доставили через перевал цилиндрическую печь весом в 21 тонну на обыкновенной трехтонной автомашине. Агрегат могли, конечно, разобрать и переправить на стройку по частям. Но разборка и последующая сборка заняли бы много дней. А тут исход дела решала каждая минута, так как строительство главного металлургического завода, на которое обычно затрачиваются годы, нужно было закончить за два месяца… И печь перевезли в собранном виде. Это был подвиг. А разве не таким же подвигом стал труд строителей и монтажников, неделями не покидавших площадку, где воздвигался завод? Они не были ни каменщиками, ни плотниками, мало среди них оказалось и профессионалов-монтажников. Но они стали ими, потому что фронту нужен был металл. И менее чем за два месяца в заоблачной выси возник один из металлургических заводов комбината.

В труднейших условиях при значительном удалении от железной дороги в Хайдаркан приходилось доставлять все — оборудование и стройматериалы, горючее и продукты питания. Снежные заносы перекрывали дорогу на перевале. Расстояние 87 километров преодолевали за двое-трое суток. Работы по созданию ртутного производства в Хай-даркане проводились под руководством прибывших сюда работников Никитовского комбината: В.Ф.Игошина, С.Г.Моисеева, М.А.Власова, Н.А.Струповой, JI.Я.Кроля, Ф.Б.Левиной.

В годы войны потребности оборонной промышленности в ртути почти полностью обеспечивала Киргизия. Для увеличения производства этого металла использовали все способы. Инженеры — механики и металлурги Хайдаркана непосредственно на месторождениях соорудили уникальные металлургические агрегаты. В творческом содружестве с работниками Физико-Химического института АН СССР имени Карпова хайдарканцы создали конструкции шахтных, ретортных и Других печей, приспособили их к работе на любом виде топлива, доставили по узким горным тропам и прямо на месте добычи руды с помощью этой “карманной” металлургии начали выплавлять ртуть. Отпала необходимость в транспортировке тысяч тонн руды.

Некоторые старательские артели трудились высоко в горах. Рудник “Сыман”, которым руководил Н.П.Есипчук, находился на расстоянии 82 километров от Хайдаркана на высоте 2800 метров над уровнем моря. Условия работы там были сложнейшие. Руда транспортировалась в Хайдаркан вьюками.

На Хайдаркане выросли замечательные кадровые работники: мас-тер-взрывник коммунист Садвер Матраимов, мастер рудника Г.И.Ки-рилюк, заместитель директора В.В.Мориц, начальник компрессорной станции А.О.Айрапетян, ушедшие сейчас на заслуженный отдых Асан Осмонов, М.И.Аначицкий, Г.Ф.Бутенко, Р.Л.Казаев, С.Г.Шварц, Е.Л.Эстерле, А.М.Коновалова, М.М.Лапшина и многие, многие другие.

В 1941 году был пущен в эксплуатацию Акташский ртутный рудник, построенный под руководством А.С.Паршенкова, а в 1942 году начата разработка ртутного месторождения Орлиной горы.

Для обжига богатейших руд в 1943 году впервые в стране была создана электровакуумная ретортная печь оригинальной конструкции. И хотя загрузка и выгрузка ее производились вручную, установка обеспечила получение металла высокого качества при минимальных потерях. Ее создатели — главный механик Р.А.Траубе, директор комбината М.А.Власов и инженер Ф.Б.Левина были удостоены Государственной премии СССР.

Основным поставщиком сурьмы все годы войны был Кадамджай-ский сурьмяный комбинат. Коллективу предприятия были предъявлены особые требования — значительно повысить качество сурьмы. В 1942 году кадамджайцы ввели в строй действующих цех электролиза сурьмы, развернули строительство плавильного цеха и начали выпуск металлической сурьмы высокого качества. Производство сурьмяной продукции в 1945 году более чем в два раза превысило довоенный уровень.

Работники редкометаллической промышленности с честью выполнили задание Родины. На протяжении всего военного времени они бесперебойно снабжали оборонную промышленность стратегическими металлами.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум