Цветная металлургия накануне великой отечественной воины

Категория:
Металлургия в годы ВОВ


Цветная металлургия накануне великой отечественной воины

Еще в разгар гражданской войны и борьбы с иностранной интервенцией, в начале 1918 года, молодая Советская республика сосредоточила свои усилия на восстановлении экономики и реорганизации хозяйственной жизни страны.

В январе 1920 года, прочитав статью Г.М. Кржижановского, посвященную электрификации страны, В.И.Ленин писал: “…в 10—20 лет мы Россию всю, и промышленную и земледельческую, сделаем электрической“1. Под непосредственным руководством Владимира Ильича был разработан известный план ГОЭЛРО, одобренный VIII Всероссийским съездом Советов в декабре 1920 года. Намечалось построить тепловые и гидроэлектростанции общей мощностью 1 ,5 миллиона киловатт, произвести 6,5 миллиона тонн стали, более 80 тысяч тонн меди, около 10 тысяч тонн алюминия.

Это была первая грандиозная программа начала строительства социализма в нашей стране. И несмотря на то, что план был всесторонне научно обоснован, приведенные в нем цифры казались тогда фантастическими.

Началась великая борьба нашей партии и народа за электрификацию страны. В осуществлении этого грандиозного плана огромная роль принадлежала цветным металлам. Но цветных металлов не было, пришлось заново начинать их производство.

Доставшиеся нам в наследство от царской России небольшие рудники во время гражданской войны и интервенции Антанты были затоплены, а немногочисленные полукустарные заводы разрушены и разорены. В эти первые годы Советской власти в стране не было выплавлено ни одной тонны цветных металлов. Потребовались неимоверные усилия партии и народа, чтобы при недостатке оборудования, материалов, топлива и отсутствии специалистов в кратчайшие сроки наладить производство цветных металлов.

Героическим трудом один за другим восстанавливались и начинали работать старые медные и свинцово-цинковые рудники и заводы. Уже 5 мая 1922 года был пущен в эксплуатацию Калатинский (ныне Киров-градский) медеплавильный завод, выдавший за два с небольшим месяца 425 тонн меди. Этот металл и составил в то время все годовое производство меди в стране.

Дата 5 мая 1922 года стала днем рождения советской цветной металлургии. Несколько позже вступил в строй действующих Кыштым-ский медеэлектролитный завод.

К концу 1922 года было восстановлено и начало выдавать руду, концентраты, металлы и серную кислоту свинцово-цинковое предприятие “Алагир” (Северный Кавказ), в состав которого входили Садон-ский рудник, Мизурская обогатительная фабрика, завод и сернокислотные цехи; в 1924 году частично восстановлены свинцово-цинковые рудники и обогатительная фабрика Ридцера на рудном Алтае, возобновили работу прииски треста “Лензолото”.

В 1924—1925 годах снова стали выплавлять медь заводы: Таналык-|Баймакский в Башкирии, Алавердский и Зангезурский в Закавказье, Карабашский на Урале. Начал выпуск латунного проката ленинградский завод “Красный выборжец”. С вводом в действие этих предприятий восстановление свинцово-цинковой и медеплавильной промышленности в основном закончилось. Однако эти старые заводы с их малыми мощностями и устаревшей техникой не могли обеспечить быстро возраставшую потребность страны в цветных металлах.

К началу периода индустриализации цветная металлургия отставала от темпов роста промышленности страны и тем самым сдерживала реконструкцию всего народного хозяйства и особенно развитие производства в ряде отраслей, в первую очередь в электротехнической и оборонной. Для более интенсивного восстановления цветной металлургии требовались значительные финансовые средства, однако на эти цели в 1924/25 году было выделено всего 2,5 миллиона рублей.

Январский (1925 года) Пленум ЦК РКП (б) по докладу Председа-! теля ВСНХ Ф.Э.Дзержинского “О положении и перспективах металлопромышленности” признал необходимым более интенсивно развивать металлургическую промышленность собственными усилиями и средствами и одобрил решение о немедленном поднятии и расширении медного, и особенно свинцового и цинкового (в частности Ридцера) производства1.

В развитие этого решения по указанию Совета Народных Комиссаров СССР в марте 1925 года Президиум ВСНХ созвал первое Всесоюзное совещание по цветным металлам. В работе совещаний приняли участие видные ученые и специалисты, среди которых были И.С.Курнаков, С.Е.Андреев, Ю.В.Баймаков, А.М.Бочвар, Э.В.Брицке, С.Н.Ванков, А.К.Вандербеллен, В.А.Ванюков, В.Е.Грум-Гржимайло, Е.Г.Деречей, Е.И.Жуковский, А.Н.Кузнецов, Н.К.Кузнецов, Н.К.Курнаков, А.Е.Маковецкий, В.А.Пазухин, В.И.Стукачев, А.С.Шахмурадов, Г.Г.Уразов и другие. Это совещание заложило основу и определило пути технического развития советской цветной металлургии на многие годы.

По инициативе Ф.Э.Дзержинского при ВСНХ была создана особая комиссия, которой предоставили право безвозмездно изымать лом цветных металлов, колокола и другие виды вторичного сырья, а также излишки финансовых оборонных средств в особый фонд восстановления цветной металлургии. Из этого фонда было выделено 28,7 миллиона рублей на строительство Красноуральского медеплавильного комбината, ввод в действие Карсакпайского медеплавильного завода в Казахстане, недостроенного в годы первой мировой войны, расширение медеплавильных заводов Армении и Башкирии, реконструкцию золотодобывающих и металлообрабатывающих предприятий, а также на строительство рудника и свинцового завода на Ридцере.

Интересна судьба предприятий Риддера. Еще по указу Петра I на Алтае велись поиски рудных залежей, разработку которых начал один из первых горнопромышленников России Демидов. Русские изобретатели и умельцы теплотехник И.И.Ползунов, механик К.Д.Фролов, знаток рудного дела Л.А.Феденев и другие много сделали для добычи и плавки богатых руд Алтая. В недрах этого щедрого края лежали свинец, серебро, медь, золото. Горькая судьба была уготована царским правительством первым поколениям горняков Риддера. Крепостные царя, каторжане, беглые люди в тяжелейших условиях добывали, сортировали и плавили руду. Часто, не выдерживая жестокой эксплуатации, бастовали. В 1914 году перед самым началом империалистической войны царское правительство допустило к эксплуатации Риддерского месторождения английского капиталиста Лесли Уркарта, который после Великой Октябрьской революции нагло предъявил свои притязания Советской России. Постановлением Совета Народных Комиссаров от 1 мая 1918 года все предприятия Риддерского общества были национализированы.

Кстати, тот же пресловутый делец Уркарт, скупивший в 1908 году у русских промышленников за бесценок медные месторождения Кыштымского округа на Урале, уже после установления Советской власти пытался предъявить свои “права” на продление и этих концессий. В.И.Ленин решительно выступил против посягательств английского капиталиста, написав 12 сентября 1922 года в письме И.В.Сталину: “Предлагаю отвергнуть эту концессию. Это кабала и грабеж.

11 декабря 1925 года Ф.Э.Дзержинский докладывал делегатам 14-й Московской губпартконференции: “Я могу сообщить вам радостную весть. Мы пустили в работу и восстановили Ридцеровские рудники, на которые претендовал Уркарт, и мы надеемся, что через несколько лет мы достигнем в этой области больших результатов“2.

В канун десятой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции первенец цветной металлургии Казахстана — Риддер-ский свинцовый завод выдал первую продукцию. На опытном заводе впервые в Советском Союзе были получены электролитный цинк и металлический кадмий, освоено производство ртути и селена.

Были построены новые рудники, обогатительная фабрика, заводы, электростанция, узкоколейная железная дорога. В 1928 году предприятие получило статус комбината. В 1929 году сданы в эксплуатацию первые шахты и Карсакпайский медеплавильный завод в Джезказгане.

Перед началом Великой Отечественной войны быстро развивающийся индустриальный Риддер был переименован в город Ленино-горск.

В конце двадцатых годов возобновилась добыча руды на Забайкальском вольфрамовом комбинате. На заводе по обработке цветных металлов “Красный выборжец” был пущен электролитный цех, а на Кольчугинском — в результате его реконструкции — удвоен по сравнению с довоенным выпуск проката и кабельной продукции.

В 1928 году производство цветных металлов в целом достигло довоенного уровня и составило: по черновой меди 30 тысяч тонн, по электролитной меди 22 тысячи тонн, по свинцу и цинку 2,3 и 2,2 тысячи тонн соответственно. Однако черновой меди и цинка производилось все еще меньше, чем в 1913 году: страна импортировала почти в три раза больше цветных металлов, чем производила1. Особенно нужны были алюминий, медь, никель, вольфрам, молибден, кобальт, олово, сурьма, ртуть и золото.

К началу первой пятилетки цветная металлургия еще не могла удовлетворить потребностей народного хозяйства страны. Отсутствовали надежные сведения о предполагаемых запасах руд цветных металлов и научно-технические рекомендации по внедрению процессов получения алюминия, магния, никеля и других металлов. Приходилось начинать почти с нуля.

Поиску путей решения стоящих задач было посвящено II Всесоюзное совещание по цветным металлам, которое состоялось 27 марта — 3 апреля 1927 года. В приветствии участникам совещания председатель Госплана СССР Г.М.Кржижановский подчеркивал: “Металл — наиболее узкое место всего нашего промстроительства, а цветные“Ме-таллы — самое слабое место всего металлического фронта и притом особо связанное и с вопросами валюты, и с вопросами всей энергетической установки. Мы ждем от товарищей нужнейшей действенной помощи“2 .

Совещание выработало конкретные предложения по развитию цветной металлургии. В частности, в резолюциях совещания отмечалось: “Спрос мирного времени и особенно задачи обороны страны ставят экстренную необходимость организации производства металлического алюминия в СССР. Откладывание этого дела еще на ряд лет может привести, в случае войны, к самым катастрофическим последствиям“1 .

Взятый партией курс на индустриализацию страны требовал форсировать производство цветных металлов. Были широко развернуты геологоразведочные работы во всех известных меднорудных и полиметаллических районах страны, а также геологопоисковые работы в новых, еще не изученных районах. В результате были открыты значительные по тому времени запасы руд цветных и редких металлов, выявлены действительные перспективы известных ранее месторождений.

На развитие цветной металлургии в первом пятилетнем плане предполагалось отпустить до 858 миллионов рублей. Фактические затраты превысили плановые более чем в полтора раза. Задача пятилетки — превращение СССР в индустриальную страну, имеющую все требуемые для развития промышленности черные и цветные металлы, — была в основном выполнена2.

В годы первой пятилетки построены и введены в эксплуатацию дис-тилляционные цинковые заводы Константиновский (ныне “Укр-цинк”) и Беловский, Красноуральский медеплавильный, Иртышский и Приморский свинцовые заводы, ряд золотодобывающих предприятий Колымы и Чукотки, комбинаты “Балейзолото” и “Дарасунзоло-то”, меднообогатительные фабрики на Урале — Кировградская, Пыш-минская, Красноуральская, в Казахстане — Карсакпайская, на Северном Кавказе — Мизурская, в Закавказье — Зангезурская, реконструированы Никитовский ртутный комбинат, заводы по обработке цветных металлов — Кольчугинский и “Красный выборжец”, завершалось строительство Пышминского медеэлектролитного завода — первого крупного и вполне современного рафинировочного завода в стране, развертывалось строительство Прибалхашского комбината (ныне Балхашский горно-металлургический), Среднеуральского медеплавильного и Уфалейского никелевого заводов. С января 1932 года началась широкая реконструкция полиметаллического комбината в Приморском крае (ныне производственное объединение “Дальполи-металл”).

Одним из ярких примеров легендарных строек первых пятилеток является строительство Красноуральского медеплавильного комбината. Возведение гиганта цветной металлургии того времени началось в 1929 году и было объявлено ударной стройкой пятилетки. Значение его для народного хозяйства страны было велико. Только в 1932 году комбинат выплавил меди значительно больше, чем было ее произведено в 1930 году всеми медеплавильными заводами Советского Союза.

Строительство комбината, раскинувшееся на огромной площади в уральской тайге, велось в тяжелейших условиях, при остром недостатке техники, материалов, средств механизации, жилья, продовольственных и промышленных товаров. Но многотысячный коллектив строителей, возглавляемый коммунистами и комсомольцами, преодолев все трудности, сумел досрочно сдать в эксплуатацию завод, обогатительную фабрику и другие производственные объекты.

Руководил стройкой опытнейший организатор коммунист С.П.Устинов, трудовая биография которого начиналась с овладения профессией слесаря. Пройдя хорошую жизненную школу, С.П.Устинов до Красноуральска успешно возглавлял работы по восстановлению Кара-башского медеплавильного завода.

Биография Сергея Платоновича Устинова типична для нашего времени, для нашего социалистического строя. В те далекие 20-30-е годы в молодой Стране Советов почти все было новым, почти все было впервые. Впервые в мире мы воздвигали социализм, начинали строить промышленные гиганты, разрабатывать новую технологию и проектировать отечественное оборудование.

Укреплялась экономика страны, росли новые рабочие кадры, рождалась новая советская интеллигенция. Вчерашние батраки, сбросив гнет эксплуатации, защитив собственной кровью завоевания революции, жадно брались за книги. Днем работали до седьмого пота, а вечером садились за учебники, стараясь впитать как можно больше знаний. Молодым рабочим было у кого учиться. На заводах рядом с ними, вчерашними колхозниками и рабочими, трудились и закаленные испытаниями революционеры-подпольщики, и бойцы легендарных армий, бригад и дивизий С.М. Буденного, В.К. Блюхера, Г.И. Котовского. Кто прошел школу рабфака, всегда будет благодарен своим педагогам, представителям истинно русской интеллигенции, славящейся исключительной разносторонностью — высоким интеллектом, глубиной знаний, широтой кругозора. Как и многие рабфаковцы, я навсегда останусь благодарен своим учителям, крупным ученым В.А.Ванюкову, С.М.Ясюкевичу, С.П.Александрову, В.А.Пазухину и многим другим.

И ничего, что жили мы тогда в неблагоустроенных общежитиях, что были бедны, а порой и голодны… Все это считалось мелочью и никого не огорчало. Главным для нас было — скорее закончить рабфак и стать хорошими специалистами. Слова Ленина, сказанные им в 1920 году на III съезде комсомола, о том, что молодежи предстоит “построить коммунистическое общество“1, а для этого надо “учиться коммунизму“2, руководили всеми нашими поступками и помыслами.

Многие из рабфаковцев стали впоследствии крупными государственными деятелями, учеными, руководителями заводов, фабрик, строек.

Быстрое развитие цветной металлургии стало возможным благодаря мудрой ленинской политике подбора и воспитания высококвалифицированных, преданных делу партии и народа многочисленных кадров рабочих, инженерно-технических работников — командиров производства, а также научных работников.

Московский, Ленинградский и Свердловский горные институты, Уральский политехнический, Томский технологический, Казахский и Северо-Кавказский горно-металлургические институты, Московский институт цветных металлов и золота им.М.И.Калинина (переведенный в 1957 году в Красноярск), Московский институт стали и сплавов и ряд других высших учебных заведений, а также 25 техникумов и много вечерних филиалов на ведущих предприятиях готовили и готовят специалистов для нашей отрасли.

На долю комсомольцев 20—30-х годов выпала завидная судьба — быть ответственными за индустриализацию и коллективизацию страны, за ликвидацию неграмотности. Мы всегда стремились быть там, где труднее, где особенно остро нужны были пылкие сердца и сильные руки.

В строительстве гиганта цветной металлургии Красноуральского медеплавильного комбината самое деятельное участие принимала молодежь. 4 сентября 1931 года здесь была получена черновая медь. Первое советское предприятие цветной металлургии мощностью в 20 тысяч тонн возведено за три года. И это реальность.

Одновременно со строительством комбината шла реконструкция рудников, велись интенсивные геологоразведочные работы. К периоду пуска комбината уже имелась солидная сырьевая база.

Отличие Красноуральского медеплавильного комбината имени Сер-го Орджоникидзе от других аналогичных предприятий страны заключалось в том, что он строился на новой технологической основе. Здесь впервые осваивались новейшие методы флотации медноколчеданных руд и плавка концентратов в отражательных печах.

Долгие годы Красноуральский медеплавильный комбинат служил школой повышения квалификации инженерно-технических работников цветной металлургии, базой для практики студентов горно-металлургических вузов страны.

Неустанное внимание строительству комбината, освоению новой техники уделял Нарком тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе, который не раз посещал предприятие, встречался с его руководителями, беседовал с рабочими, глубоко вникал в производственные вопросы, помогал коллективу решать многие острые проблемы.

В эти годы зародилась отечественная алюминиевая промышленность. Отсутствие опыта переработки бокситов, каолинов, нефелинов, алунитов – основных видов сырья для получения алюминия в стране – требовало принятия неотложных мер. Для лучшей координации работ по проектированию и строительству алюминиевых заводов 2 октября 1928 года Председателем ВСНХ В.В.Куйбышевым был издан

приказ о создании Управления по строительству алюминиевых заводов. По инициативе С.М.Кирова — тогда секретаря Ленинградского областного комитета партии — под руководством профессора П.П.Фе-I дотьева в 1929 году были успешно завершены четырехмесячные ук-I рупненные опыты по получению металлического алюминия на заводе “Красный выборжец”.

2 августа 1929 года Совет Труда и Обороны принял постановление — выплавлять к концу пятилетки до 20 тысяч тонн алюминия в год, для чего предполагалось построить на базе Тихвинского бокситового месторождения два завода: Волховский и Днепровский1. В развитие этого постановления при большой помощи С.М.Кирова в Ленинграде за семь месяцев был построен Опытный алюминиевый завод, на котором 11 мая 1930 года получены первые слитки советского алюминия. Молодые инженеры Д.М.Бачурин, А.А.Гайлит, П.Г.Елизаров, АИ.Железнов, Л.Н.Лысенко, М.К.Рюмин, И.М.Трунев испытывали различные конструкции опытно-промышленных установок, осваивали на них процесс электролиза.

В резолюции II Всесоюзной конференции по легким металлам (1934 г.) сказано: “Благодаря заботливому и неустанному вниманию ленинградских большевиков под руководством вдохновителя социалистического строительства С.М.Кирова именно Ленинград стал родиной советского алюминия”.

А через два месяца после пуска Опытного завода началось строительство Волховского алюминиевого, выдавшего первый металл 14 мая 1932 года. Эту дату можно по праву считать днем рождения отечественной алюминиевой промышленности. Участники торжественного пуска завода отмечали, что только при социалистическом строе под руководством Коммунистической партии мы смогли в два года осуществить казалось бы невозможное. Там, где в 1930 году были пустыри, чахлый лес, болота, сейчас работает алюминиевый гигант, по техническому оснащению не уступающий лучшим европейским заводам.

На базе дешевой электроэнергии Днепрогэса в 1930 году в Запорожье началось строительство второго в стране алюминиевого предприятия — Днепровского алюминиевого комбината (ныне Днепровский алюминиевый завод).

Как почти все стройки первой пятилетки, комбинат возводила в основном молодежь. И хотя не хватало специалистов, трудно было с материалами и механизмами, молодые рабочие и инженерно-технические работники, стремясь быстрее дать стране алюминий, преодолели все сложности и одержали еще одну победу.

В июне 1933 года был закончен монтаж первой серии электролизных ванн и отлиты первые алюминиевые чушки. Затем в весьма короткие сроки введены в эксплуатацию вторая и третья серии, а в апреле 1934 года — первая очередь глиноземного завода, который уже в июне того же года вышел на проектную мощность, что дало возможность отказаться от закупки глинозема за границей.

В годы первой пятилетки создается промышленность твердых сплавов. К этому времени был найден и разведан ряд небольших воль-фрамсодержащих месторождений в Забайкалье, Восточной Сибири, Бурятии, на Урале и Алтае. На их базе построены горно-обогатительные предприятия, поставлявшие вольфрамовые концентраты московскому экспериментальному заводу “Редкие металлы”, который в 1932 году был преобразован в комбинат твердых сплавов (МКТС). В довоенные годы он являлся единственным крупным предприятием, производившим твердые сплавы, изделиями из которых снабжалась сначала металлообрабатывающая промышленность, а затем горнодобывающая. Выпускаемые им пластинки из твердого сплава “победит” многие годы применялись для армирования буров и буровых коронок, что позволило в несколько раз повысить производительность труда на горных работах.

Однако цветная металлургия в первом пятилетии еще отставала от требований экономики и обороны страны. Хотя в эти годы был получен первый кадмий, радий, развертывалась добыча руды и получение концентратов вольфрама, молибдена, лития, сурьмы, производство этих и ряда других важнейших цветных и редких металлов еще не получило значительного развития. В докладе на XVII Всесоюзной конференции ВКП 30 января 1932 года Г.К.Орджоникидзе говорил: “В 1932 году мы должны найти во что бы то ни стало месторождение олова и начать его производство у нас. До сих пор мы его целиком ввозили“1.

В результате неутомимого труда геологов были открыты месторождения оловянных руд — Хапчерангинское, Ононское, Шерловогор-ское в Читинской области, ряд залежей в Восточной Сибири, на Дальнем Востоке, в Якутии, Казахстане. Буквально по пятам геологов шли строители, горняки, обогатители. Быстрыми темпами начали возводиться горно-обогатительные предприятия. Уже в 1934 году вступила в строй первая очередь Хапчерангинского рудника и обогатительной фабрики. Это была первая советская оловянная фабрика с развитой схемой гравитационного обогащения, с флотогравитацией сульфидов на столах и флотацией в камерных машинах.

Учитывая огромную потребность в цветных металлах других отраслей народного хозяйства и оборонной промышленности, в плане второй пятилетки, принятом XVII съездом партии, предусматривались опережающие темпы развития производства основных цветных металлов по сравнению с другими видами продукции. Этим планом предусматривалось также рациональное географическое размещение предприятий с целью обеспечения быстрой и всемерной индустриализации страны, в особенности отсталых в экономическом отношении районов и национальных республик.

В резолюции XVII съезда ВКП (б) “О втором пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1933-1937 гг.)” записано: “Добиться особенно быстрых темпов развития и технического перевооружения в цветной металлургии… Организовать производство олова, никеля, магния и широко развернуть производство алюминия…”.

Во второй пятилетке были введены в строй: крупнейший в то время в Европе Чимкентский свинцовый завод и ряд снабжающих его сырьем горно-обогатительных предприятий в Южном Казахстане, Таджикской и Узбекской республиках; электролитный цинковый завод “Электроцинк” в Орджоникидзе; на Урале — Пышминский медеэлек-тролитный и Челябинский электролитный цинковый заводы, вторая очередь дистилляционных цинковых заводов — “Укрцинка” и Беловс-кого; Кадамджайский Сурьмяный комбинат в Киргизии; Умальтинс-кое и Чикойское молибденовые горно-обогатительные предприятия; предприятия по производству олова — Ононское рудоуправление, Шерловогорский комбинат и комбинат “Востоксиболово” в Восточной Сибири, “Калбаолово” и “Нарымолово” в Казахстане, Подольский оловянный завод и ряд других предприятий цветной металлургии. Было начато строительство новых крупных комбинатов.

В докладе на XVII съезде ВКП (б) 3 февраля 1934 года В.В.Куйбышев говорил: “Обладая огромными, весьма многообразными запасами цветных металлов, угля, нефти, Казахская АССР во втором пятилетии развертывает большое промышленное строительство, обеспечивающее максимальное освоение этих богатств… Строительством При-балхашского комбината обеспечивается широкое развертывание медной промышленности с доведением выплавки меди до 30 тысяч тонн в 1937 году, что вместе с завершением строительства Казполиметалла, реконструкцией Риддера выдвигает Казахстан на одно из первых мест в Союзе по цветной металлургии”.

Прочно становилась на ноги во второй пятилетке алюминиевая промышленность. После пуска Днепровского алюминиевого завода Советский Союз по производству алюминия переместился с одиннадцатого на третье место в мире и на второе в Европе, опередив такие индустриальные страны, как Франция, Англия, Италия, Япония и Канада. А первое место в Европе по производству этого стратегического металла в те годы занимала фашистская Германия, которая с 1933 года лихорадочно готовилась к войне.

Широко развернутые в годы первой пятилетки геологические поиски бокситов на Урале привели к открытию в 1931 году геологом Н. А. Каржавиным крупнейшего бокситового месторождения в районе Надеждинска (Северный Урал), названного “Красная шапочка”. Одновременно были обнаружены еще залежи бокситов в Каменск-Уральском районе и близ Челябинска.

В 1933 году началось строительство Надеждинских бокситовых рудников (ныне Североуральский бокситовый рудник), разрабатывались карьеры и сооружались неглубокие шахты. В 1934 году были добыты первые тысячи тонн бокситов. В этот же период в основном на запасах бокситов “Красной шапочки” в Каменск-Уральском был заложен Уральский алюминиевый комбинат (ныне завод).

Все возрастающая потребность страны в меди, интересы обороны вызвали необходимость значительного расширения сырьевой базы и на ее основе форсированного строительства новых предприятий. В их числе был крупнейший в цветной металлургии Прибалхашский комбинат, вот уже почти полвека вносящий достойный вклад в развитие народного хозяйства нашей Родины.

В 1928 году небольшим геологическим отрядом под руководством М. П. Русакова (впоследствии действительного члена АН КазССР) было открыто Коунрадское медно-порфировое месторождение, залегающее на незначительной глубине. 2 августа 1929 года Совет Труда и Обороны принимает постановление об организации управления строительством медеплавильного комбината в Казахской АССР — “Казмедь-строя” и институтов по проектированию предприятий цветной металлургии — Гипроцветмета и научно-исследовательского по цветным металлам — Гинцветмета.

В 1931 году был решен вопрос о месте расположения медеплавильного завода на северном берегу озера Балхаш, в 15 километрах от его рудной базы – Коунрадского месторождения.

Вдали от железных дорог, в безлюдной, выжженной солнцем пустыне, в 1932 году началась великая стройка пятилетки. Условия жизни и работы первых строителей были тяжелыми. Все грузы — от хлеба и пресной воды до цемента и железа — приходилось завозить только верблюжьими караванами и далее плотами по озеру Балхаш. Но энтузиазм людей, желание быстрее дать Родине медь помогли преодолеть все эти трудности и лишения.

С вводом в действие железной дороги Караганда — Балхаш строительство комбината пошло быстрыми темпами. Одновременно форсировались вскрышные работы на Коунрадском руднике. Комбинат возводила вся страна. С разных концов Советского Союза стали прибывать рабочие и специалисты. Десятки заводов поставляли оборудование и материалы. За ходом выполнения поставок следил сам Серго Орджоникидзе. По его указанию на помощь балхашцам приехали строители Московского метрополитена. По своей грандиозности и энтузиазму рабочих и инженерно-технических работников эта стройка была приравнена к уральской Магнитке. Впрочем для цветной металлургии она имела такое же значение, как Магнитка для черной. И недаром народ называл ее “медной Магниткой”.

23 апреля 1938 года вошла в эксплуатацию обогатительная фабрика, выдавшая первый медный концентрат, а 24 ноября этого же года была получена первая партия балхашской черновой меди. На карте Родины в ряду действующих предприятий засветилась еще одна яркая точка. Отличительная особенность этой стройки заключалась в том, что на предприятии не было установлено ни одного импортного станка или агрегата. Советское машиностроение смогло полностью обеспечить Балхашский комбинат уникальным, самым современным для того времени обогатительным, металлургическим и другим необходимым для производства оборудованием. К моменту пуска комбината уже был построен самый крупный в цветной металлургии Коунрад-ский карьер, оснащенный канатно-ударными буровыми станками, экскаваторами, паровозами и электровозами. В пустыне поднимался город.

В то время строительством руководил опытнейший организатор, старый большевик из матросов В.И.Иванов, первым директором комбината стал И. И. Перцев, потом длительное время работавший в алюминиевой промышленности.

В результате геологических изысканий, начатых в годы первой пятилетки, в районе Джезказгана под руководством молодого геолога К.И.Сатпаева (впоследствии действительного члена АН СССР и президента АН КазССР, имя которого было присвоено Джезказганскому комбинату), а затем геологов В.И.Штифанова, С.Ш.Сейфулина и Ш.Е.Есенова (бывшего президента АН КазССР), уже к 1934 году были разведаны на большой площади большие запасы богатейших медных руд Большого Джезказгана. Началось промышленное освоение центрального района Казахстана.

Осуществление первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР и растущая необходимость укрепления обороноспособности страны поставили вопрос обеспечения промышленности никелем и кобальтом. Необходимо было освободиться от иностранной зависимости.

В 1927 году советскими геологами в Уфалейском районе на Среднем Урале были открыты и разведаны два месторождения никелевых руд — Тюленевское и Крестовское. Вместе с Черемшанским, известным еще до 1917 года, они составили солидную сырьевую базу, на основе которой решили построить первый в стране никелевый завод.

Производство никеля являлось делом новым. Необходимо было отработать технологию, приспособить оборудование, подготовить специалистов и рабочих. Для этого построили первые опытные установки, на которых под руководством профессора Н.Н.Барабошкина специалисты проводили испытания и получали исходные данные для проектирования металлургических переделов будущего Уфалейского завода.

Как вспоминают участники этих опытных работ инженеры А.А.Миронов, В.И.Локтев, мастер А.Е.Чистяков, горновые П.И.Шитиков, П.Н.Колесников и В.М.Попов, ватержакетную печь на никелевой руде пускали впервые, часто сажали “козлов”. Все делали вручную: прессовали руду в прессах, предназначенных для изготовления кирпича; небольшой конвертер наклоняли, повертывали и даже переносили. Воздух подавали пожарными рукавами. И все же добились успеха. Получили никель высокого качества.

Начальником строительства и директором завода стал Н.Н.Чека-син – бывший красный партизан, до революции прокатчик Нижне-Сер-гинского завода, главным инженером — А.А.Миронов.

Строительство завода было отнесено к числу ударных строек страны. Поднималось предприятие в крайне трудных условиях: недоставало материалов и квалифицированных кадров, срывались сроки поставки оборудования, все работы велись вручную. Для строителей, среди которых было много вчерашних крестьян, ставших рабочими стройки, организовали курсы по подготовке специалистов будущего завода.

Октябрьский (1932 года) Пленум ЦК ВКП (б) указал на необходимость мобилизации внимания партии и всей страны на быстрое завершение строительства и реконструкции заводов качественных сталей и на сооружение Уфалейского никелевого завода1.

Огромное внимание строительству Уфалейского никелевого завода уделял Народный комиссар тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе. Большую воспитательную и организационную работу проводили партийная и профсоюзная организации завода. Люди трудились самоотверженно. И там, где было трудно, а трудностей хватало, впереди шли коммунисты и комсомольцы. Уфалейский никелевый завод был сдан в эксплуатацию в очень короткие сроки. 2 августа 1933 года получен первый никелевый штейн — с этого начинается история уфалейского никеля, всей никелевой промышленности страны.

4 ноября 1933 года на первой электропечи была проведена плавка никеля. Серго Орджоникидзе сердечно поздравил коллектив завода с получением первого советского никеля. 30 января 1934 года на ретортной печи выплавлена первая партия высококачественного куби-кового никеля. Об этом был направлен рапорт XVII съезду ВКП (б).

Строительство Уфалейского завода дважды посетил начальник Главцветметзолота А.П.Серебровский, а в августе 1934 года — Г.К.Орджоникидзе, который ознакомился с положением дел и оказал коллективу предприятия большую помощь в дальнейшем развитии завода.

В 1934 году, используя первый советский никель Уфалейского завода, металлурги “Электростали” получили первые образцы легированной стали высокого качества.

Нелегко давался первый советский никель. Не хватало знаний и опыта. Рабочие и инженерно-технические работники иногда сутками не покидали цехов, изучали все тонкости технологии, стараясь найти пути улучшения принятых в проекте решений. Проведенные опыты показали, в частности, возможность восстановления закиси никеля в электропечах с получением жидкого металла.

Впервые в мировой практике металлурги Уфалея осуществили переход на выплавку металлического никеля в электропечах. Большие изменения были внесены в конструкции конвертеров и шахтных печей. Начиная с 1934 года Уфалейский завод начал выполнять план производства никеля, которое к 1939 году возросло в 3,5 раза. В 1938 году заводу было присуждено Красное знамя Наркомтяжпрома и ЦК союза рабочих добычи цветных металлов. Велика роль Уфалейского завода — первенца никелевой промышленности — в дальнейшем развитии отечественного производства никеля и кобальта.

В 1936 году введен в эксплуатацию Режский никелевый завод. Это предприятие перерабатывало окисленную никелевую руду в шахтных печах с получением штейна, который передавался Уфалейскому заводу для дальнейшей переработки. Несмотря на успешную работу Уфалейского завода, страна не обеспечивалась в необходимом количестве никелем и кобальтом. Разведанные к тому времени запасы руды позволяли построить новые предприятия по производству этих металлов, что было особенно важно для укрепления обороны страны.

Партия и правительство принимают решение о форсированном строительстве двух никелевых заводов – в Орске (Южный Урал) и Мончетундре (Кольский полуостров). С ноября 1938 года начался сложный процесс пуска и освоения комбината “Южуралникель”. 6 января 1939 года был получен первый файнштейн, а 24 февраля — проведена первая плавка. Крупнейший в то время никелевый комбинат начал служить Родине. *

В проекте комбината было заложено много новых прогрессивных технических решений. Брикетирование руд заменено их агломерацией, что обеспечивало значительное повышение удельной производительности шахтных печей и снижение расхода кокса. Были сооружены шахтные печи и конвертеры большой единичной мощности. Для обжига файнштейна приняты трубчатые печи и печи с механическим перемешиванием. Плавильный цех комбината и сегодня — один из самых крупных в цветной металлургии.

Однако освоение новой технологии и проектных показателей шло тяжело. Недоставало знания тонкостей процесса плавки агломерата в крупных шахтных печах. Конструкция некоторых агрегатов требовала коренных изменений. Три предвоенных года коллектив комбината вел напряженную творческую работу по увеличению производства никеля. Принимались все меры к быстрейшему освоению мощностей и увеличению производства этого металла в стране.

В эти же годы на Кольском полуострове в Мончетундре (Мончегорск) в кратчайшие сроки, за три с небольшим года, поднялось второе крупное никелевое предприятие — комбинат “Североникель”. В ноябре 1938 года был введен в эксплуатацию плавильный цех. 23 февраля 1939 года получен первый в Заполярье никель, а в октябре 1940 года — рафинированный электролитный никель. На комбинате царила удивительная атмосфера творчества и дерзаний, присущая молодости коллектива, молодости предприятия. Комбинат успешно справлялся с выполнением плана.

К началу войны Советский Союз был обеспечен отечественным никелем. Продолжалось и строительство Норильского комбината в Заполярье, начатое в 1935 году.

Первым советским магниевым предприятием стал Днепровский магниевый завод, построенный в Запорожье в 1935 году. 26 апреля

1939 года коллектив работников этого предприятия за перевыполнение производственного плана и успешную организацию стахановской работы одним из первых в отрасли был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

В марте 1936 года — спустя четыре месяца после пуска этого завода в строй действующих вошел Соликамский магниевый завод. Отечественный магний сразу же стал использоваться в авиастроении и машиностроительных отраслях. Перед войной мощность Соликамского завода была перекрыта вдвое.

В 1929 году началось строительство двух электродных заводов: в Москве и Запорожье. Первенцы отечественной электродной промышленности — Московский и Днепровский электродные заводы (МЭЗ и ДЭЗ), построенные в короткие сроки в трудных условиях тех лет, в 1933 году начали выпуск первой продукции — анодной массы, обожженных анодов и футеровочных блоков для алюминиевых электролизеров и химической промышленности, а с конца 30-х годов — угольных и графитированных электродов для сталеплавильных печей.

В 1936-1939 годах ДЭЗ интенсивно расширялся. С пуском в

1940 году комплекса по производству графитированных электродов завод стал крупнейшим производителем электродной продукции в СССР и был выделен из состава Днепровского алюминиевого комбината в самостоятельное предприятие. В 1934 году был пущен третий электродный завод в Челябинске — ныне электродное производство Челябинского электрометаллургического комбината Минчермета

С успешным завершением второй пятилетки СССР превратился в развитую индустриальную страну, экономически независимую от капиталистического мира, обеспечивающую свое народное хозяйство и нужды обороны всеми необходимыми средствами производства. И в этом большая роль принадлежала быстро растущей, набирающей силу цветной металлургии.

Валовая продукция цветной металлургии за вторую пятилетку увеличилась в пять раз. По производству алюминия, никеля, меди страна вышла на одно из ведущих мест в мире. Улучшились качественные показатели работы предприятий. Но металла все еще не хватало. Развитие тяжелого машиностроения, моторостроения, различных отраслей оборонной промышленности особенно остро поставило вопрос о качественных сталях, твердых сплавах, металлических покрытиях. Для этого необходимо было большое количество цветных легирующих металлов.

Народный комиссар тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе в Отчетном докладе VII съезду Советов 31 января 1935 года говорил: “Качественная сталь, легированная сталь требует производства вольфрама, молибдена и других редких металлов. Здесь мы до сих пор сколько-нибудь значительных успехов не имеем, а эти металлы в нашем народном хозяйстве имеют огромное значение. Надо добиться в ближайшие годы усиления разведок месторождений редких металлов и поставить их производство у нас”.

В третьей пятилетке большое развитие получило производство специальных сталей, легированных цветными и редкими металлами — никелем, кобальтом, вольфрамом, молибденом, ниобием, танталом и другими. Это способствовало росту выплавки специальных сталей, необходимых оборонной промышленности.

В 1937 году в Кабардино-Балкарии развертывается строительство Тырныаузского вольфрамо-молибденового комбината. В сложных высокогорных условиях, в необжитом районе менее чем за три года строители возвели и сдали в эксплуатацию это крупнейшее предприятие цветной металлургии. В Бурятии вступил в строй действующих Джидинский комбинат по производству вольфрамового концентрата, в 1940 году начал работать Забайкальский вольфрамовый комбинат.

В резолюции по третьему пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР (1938-1942 годы), принятому в марте 1939 года на XVIII съезде ВКП, говорилось: “Обеспечить высокие темпы производства свинца, цинка, никеля, олова, магния, вольфрама, молибдена и сурьмы“2. Была поставлена задача: увеличить к концу третьего пятилетия выплавку алюминия не менее чем в 4 раза по сравнению с 1937 годом, а выплавку меди – в 2,8 раза.

Для выполнения решений XVIII съезда ВКП (б) о дальнейшем увеличении производства цветных металлов до размеров, обеспечивающих удовлетворение быстро растущих потребностей народного хозяйства и обороны страны, предусматривался значительный рост мощностей цветной металлургии, особенно в Казахстане. Все важнейшие стройки отрасли были объявлены ударными. Реконструировались и оснащались передовой техникой действующие предприятия. Производство наиболее важных цветных и редких металлов было увеличено в несколько раз.

С вводом в действие Уральского алюминиевого завода в стране к 1941 году успешно работали четыре алюминиевых завода, ряд предприятий находился в стадии проектирования и строительства.

В предвоенные годы начали выдавать продукцию Джезказганский (первая очередь) горно-металлургический комбинат, Среднеураль-ский медеплавильный и Медногорский медно-серный заводы, Северо-Уральский бокситовый рудник. В канун войны заканчивались проектно-изыскательские работы и разворачивалось строительство Березни-ковского магниевого завода, второй очереди Джезказганского комбината.

На базе ресурсов Алтая в 1939 году была пущена новая флотационная фабрика в Лениногорске. Велось строительство новых горных, обогатительных и металлургических предприятий в Лениногорске, Зыряновске, Белоусовке, Колывани. Возводился Новосибирский оловянный завод. В предвоенные годы началось ускоренное проектирование и строительство специализированных цехов и заводов по обработке цветных металлов.

В 1939 году с целью централизации и оперативного руководства предприятиями, ранее подчинявшимися разным трестам, был образован Народный комиссариат цветной металлургии. Первым народным комиссаром цветной металлургии был назначен А.И.Самохвалов; с 1940 года наркомом, а затем министром цветной металлургии СССР стал автор этих строк.

За годы предвоенных пятилеток одновременно с развитием старых центров в европейской части РСФСР, на Украине, Урале и в Закавказье сложились новые индустриальные центры цветной металлургии в Сибири, на Дальнем Востоке, в районах Крайнего Севера, Якутии, Казахстане, Киргизии, Узбекистане, Таджикистане. Как правило, предприятия цветной металлургии создавались в необжитых местах, в тайге и тундре, в пустыне. На основе новых предприятий возникали благоустроенные города – Мончегорск, Североуральск, Норильск, Волхов, Бокситогорск, Кировград, Красноуральск, Медногорск, Березники, Балей, Тырныауз, Зыряновск, Лениногорск, Чимкент, Балхаш, Джезказган, Текели, Дашкесан и другие.

В соответствии с директивами партии во второй и третьей пятилетках шла борьба за техническое перевооружение предприятий, улучшение качества продукции, снижение потерь металла и комплексное использование рудного сырья.

К началу Великой Отечественной войны благодаря организации серийного выпуска отечественных перфораторов на всех рудниках и приисках цветной металлургии ручное бурение шпуров было заменено механизированным, широко внедрялись буры из легированной стали, коронки, армированные твердыми сплавами. На многих рудниках применялись автоподатчики и колонки для легких и тяжелых перфораторов. На уборке и доставке отбитой горной массы работали скреперные лебедки и погрузочные машины, на откатке руды до шахтных стволов — электровозы. На всех шахтах были механизированы подъем, водоотлив, создано компрессорное хозяйство. Большая работа проводилась на подземных рудниках по совершенствованию и внедрению новых, более производительных систем разработки. На открытых горных работах получили развитие экскаваторная добыча и станковое бурение взрывных скважин, паровозная и электровозная транспортировка руды и породы.

Внедрялась механизированная добыча золота. На смену старательским лоткам приходили гидромониторы и экскаваторы, создавался мощный дражный флот. При разработке россыпей в вечной мерзлоте стал внедряться подземный способ добычи, что явилось в то время крупным техническим новшеством, позволившим более эффективно вести разработку.

В годы первых пятилеток были разработаны различные обогатительные процессы и прежде всего методы селективной флотации, значительно повысившие содержание металла в концентратах при более высоком его извлечении.

Первой флотационной фабрикой для медных руд, пущенной в конце 1929 года, явилась Карсакпайская. Она стала школой для советских инженеров-обогатителей. При обогащении полиметаллических руд в качестве основной схемы была принята селективная флотация с получением свинцовых, цинковых, медных и пиритных концентратов. Первая пятилетка ознаменовалась пуском обогатительных фабрик, укомплектованных оборудованием отечественного производства.

Первенец советской медной промышленности — Красноуральский медеплавильный завод — был построен по новой технологической схеме, с применением отражательной плавки. Такая же плавка вместо ва-тержакетной была затем внедрена на Калатинском и Карабашском заводах. «

Крупнейшим достижением явилось освоение электролитического способа производства цинка и производства свинца с применением совершенных агломерационных машин и новейших способов рафинирования свинца.

Наряду с проведением больших работ по улучшению технологии производства меди, свинца и цинка творческие усилия работников цветной металлургии направлялись на разработку технологических процессов во вновь создаваемых отраслях — алюминиевой, магниевой, никель-кобальтовой, вольфрамо-молибденовой, а также в производстве твердых сплавов, редких металлов и электродной продукции. В довоенные годы заводы по обработке цветных металлов уже были оснащены новыми многовалковыми прокатными станами, высокопроизводительными машинами многократного волочения, индукционными электропечами, гидравлическими прессами. В 1939 году на Ленинградском заводе по обработке цветных металлов был установлен один из первых в стране станов холодной прокатки труб.

В результате оснащения заводов новой техникой непрерывно разрабатывались и осваивались новые виды продукции: ленты, профили, тонкостенные трубы, проволока из различных сложных сплавов.

В деле технического перевооружения цветной металлургии и организации ее новых подотраслей значительную роль сыграли научно-ис-следовательские и проектные институты, созданные в годы предвоенных пятилеток: Гинцветмет, Гипроцветмет, ВАМИ1, Гипроалюминий, Гиредмет и Иргиредмет, Гипроцветметобработка и Унипромедь, Ги-проникель и Механобр.

Большой вклад в дело развития технологии производства цветных металлов вносили и высшие учебные заведения, которые наряду с подготовкой квалифицированных инженерных кадров и научных работников для отрасли вели в своих лабораториях важные поисковые и исследовательские работы.

В соответствии с резолюцией ХУШ съезда партии на предприятиях цветной металлургии широко развернулось техническое обучение рабочих. Только в 1940 году на различных курсах было подготовлено 56 тысяч человек, а планом технической учебы на 1941 год предусматривалось обучить еще 52 тысячи. В деле повышения квалификации рабочих большую роль сыграли стахановские школы, рожденные в процессе развития стахановского движения и широко развернувшегося социалистического соревнования за высокую производительность труда.

Первыми в стране договор на социалистическое соревнование заключили рабочие завода “Красный выборжец”. В марте 1929 года бригада обрубщиков трубного цеха этого завода во главе с коммунистом М.Е.Путиным в ответ на публикацию в газете “Правда” статьи В.И.Ленина “Как организовать соревнование?“2 подписала первый в истории социалистического строительства договор на соревнование с бригадами чистоделов и шабровщиков. К концу 1929 года на заводе соревновалось уже около 1500 рабочих. Этот почин был подхвачен трудящимися предприятий цветной металлургии и всей страны. С 1929 года началось соревнование между коллективами завода “Красный выборжец” и Кольчугинского завода им.С.Орджоникидзе, которое, став традиционным, продолжается и сейчас.

Однако в первой половине 30-х годов соревнование трудовых коллективов в цветной металлургии еще не получило широкого развития.

В докладе “Задачи тяжелой промышленности в связи со стахановским движением” на Пленуме ЦК ВКП (б) 21 декабря 1935 года Г.К.Орджоникидзе говорил: “Цветная металлургия. Здесь стахановское движение должно быть развернуто вовсю. Цветных металлов у нас страшно мало, не хватает их. Возможности здесь не меньше, чем в других отраслях. Несмотря на успехи нынешнего года, эта отрасль значительно хуже организована. Стахановского движения здесь, за исключением одиночек, не видать”.

Зародившееся в угольной промышленности движение за внедрение графика цикличной работы было подхвачено горняками цветной металлургии. Зачинателем этого движения в отрасли стал бурильщик Красноуральского медеплавильного комбината А.В.Баталов. В апреле 1938 года, применяя график цикличности, его бригада довела месячную скорость проходки штреков до 84 метров вместо обычных 30.

В ходе Всесоюзного социалистического соревнования выросло и окрепло замечательное движение многозабойного и многоперфораторного бурения. Забойщик Красногвардейской шахты Красноуральского комбината Илларион Янкин, последовав примеру бурильщика Алексея Семиволоса из Криворожья, впервые в цветной металлургии обурил двумя перфораторами четыре забоя, выполнив норму на 240%. Вскоре этот первый рекорд был им перекрыт и норма выполнена на 1150%.

В обширном списке знатных людей — стахановцев и ударников этого времени, работавших по методу Семиволоса — Янкина, значились имена горняков-бурильщиков Яруллы Валеева с Дегтярского рудника, Григория Баукина с Новолевихинского рудника, Владимира Бра-тухина с Лениногорского комбината, Даниила Осипова с Шерловогорс-кого рудника, М.М.Болдырева и К.В.Карагодина с комбината “Балейзо-лото”, Ф.Б.Бобова с Березовского рудника и многих других, добивавшихся невиданных рекордов производительности труда — от 10 до 72 норм в смену.

Замечательных трудовых успехов достигли металлурги Н.В.Лоба-цевич, П.К.Крюков, И.А.Селиванов на Кировградском медеплавильном заводе, добившиеся рекордной выплавки с одного квадратного метра шахтной печи, Сметанников на “Южуралникеле”,”, Гриб и Гар-маш на Днепровском и Герасимов на Волховском алюминиевых заводах, плавильщик Фазыл Юлдашев на Кадамджайском комбинате им. Фрунзе и многие другие передовики производства.

По этим лучшим равнялись другие работники цветной металлургии, росло число стахановцев и ударников, систематически выполнявших по две, три, четыре и более норм в смену. Стахановцами становились не только отдельные рабочие, но и целые бригады, смены, цехи.

Десятки тысяч рабочих, мастеров, инженеров, техников и служащих, тысячи бригад на рудниках, приисках, фабриках и заводах высоко держали знамя социалистического соревнования и стахановского движения в цветной металлургии.

В авангарде этого движения шли коммунисты и комсомольцы. Партийные организации предприятий проводили большую организаторскую и воспитательную работу по развитию социалистического соревнования за досрочное выполнение планов пятилеток, повышение производительности труда, улучшение качества продукции, снижение потерь и экономию материалов, топлива и электроэнергии.

Благодаря постоянной заботе партии и правительства, героическому труду рабочих, инженерно-технических работников и ученых цветная металлургия уже к 1940 году и по производственным мощностям, и по техническому уровню вышла на одно из первых мест в мире. Но страна требовала все большего количества цветных металлов.

Стремясь досрочно выполнить план третьей пятилетки, работники цветной металлургии с огромным подъемом трудились в забоях, у печей, на стройках. Каждый день газеты, радио сообщали о новых трудовых победах горняков, обогатителей, металлургов.

“7 трестов и 38 рудников и приисков золото-платиновой промышленности Наркомцветмета досрочно закончили выполнение полугодовой программы золотодобычи”.

“Коллектив Кировградского медеплавильного завода им.Кирова выполнил полугодовой план выплавки черновой меди. Себестоимость продукции в то же время снижена на 5%.

Эти два сообщения были опубликованы в “Известиях” и “Труде” утром 21 июня 1941 года.

Как всегда, в субботу я поздно задержался в наркомате. Итоги работы за двадцать дней июня радовали, но настроение было тревожное. Переговорив по телефону с другими наркомами, с директорами заводов, набросал план неотложных дел на последнюю неделю июня и, захватив “воскресную порцию” документов, поехал домой. Народ готовился к выходному дню. Многие уже возвращались из парков, кинозалов, театров Москвы. А воскресным утром все мы узнали о вероломном нападении фашистской Германии на нашу страну.

22 июня 1941 года каждый советский человек — будь то рабочий или колхозник, инженер или студент – встал на защиту своей Родины. Началась самая тяжелая и самая кровопролитная в истории человечества война — Великая Отечественная.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум