Весомый вклад

Категория:
Металлургия в годы ВОВ


Весомый вклад

Специалисты подсчитали: из каждых десяти пуль, посланных фронту в годы Великой Отечественной войны, восемь дал Казахстан.

С первых дней сражения партийная организация Лениногорского полиметаллического комбината построила всю работу под девизом: “Все для Победы!”. И хотя большинство мужчин ушли на фронт, коллектив предприятия не только не уменьшил выпуск продукции, а значительно увеличил выплавку свинца и других металлов, так необходимых в то время стране. На смену ушедшим на войну горнякам и металлургам на производство пришли женщины и подростки, которые быстро овладевали профессиями бурильщиков, токарей, слесарей, машинистов, электриков.

Комбинат расширялся. Пусковыми объектами стали реконструируемый агломерационный цех, понижающая подстанция для него и цех по производству металлической сурьмы. Строились шахты “Новая”, “Васильевская”, Андреевский карьер, здания подъемных машин, монтировалось флотационное оборудование третьей обогатительной фабрики. В центральных механических мастерских был налажен выпуск кавалерийских клинков, снарядов для 76-миллиметровых пушек и мин.

В 1941 году коллектив Лениногорского свинцового завода, входившего в состав комбината, добился рекордной выплавки металла, особенно свинца высоких марок. В 1942 году выпуск его на комбинате составлял 41,5% от всего произведенного в стране свинца, а через год увеличился еще на 20%.

В честь 25-летия Великого Октября по итогам социалистического соревнования коллектив предприятия был удостоен звания “Лучший металлургический завод Казахской ССР”, Лениногорский рудник назван “Лучшим рудником республики”. Оба коллектива награждены юбилейными Красными знаменами ЦК КП Казахстана, которые оставлены им на вечное хранение.

В марте 1943 года коллектив свинцового завода внес в фонд Победы 100 сверхплановых тонн металла. Следуя примеру металлургов, горняки рудника “Сокольный” добыли дополнительно к плану более 4 тысяч тонн руды.

В тот-тяжелый для страны период женщины без колебания взяли на свои плечи тяжелейшую ношу. Не считаясь со временем, не щадя сил, они показывали образцы героического труда. 2 тысячи женщин-горняков стали ударниками, 108 — стахановцами. Сестры Мария, Екатерина, Елена и Софья Курносенко на Леющогорском руднике выполняли сменные задания на 300%.

Это о женщинах Лениногорска 4 января 1942 года в сводке Совин-формбюро на весь мир прозвучали слова диктора Всесоюзного радио Юрия Левитана: “Советские патриотки успешно заменяют мужчин, ушедших на фронт Великой Отечественной войны. На руднике “Соколином” Давыдченко овладела профессией бурильщика и выполняет две нормы в смену. Домохозяйка Слонова заменила на руднике мужа, ушедшего на фронт, управляет сложными машинами и выполняет сменное задание на 200%”.

Всей стране стало известно о героическом труде в годы войны Антонины Павловны Казаковой, женщины-новатора, превысившей сменное задание по бурению шпуров в 30 раз. Неустанное перевыполнение планов во имя Победы стало в годы войны нормой жизни каждого советского человека.

21 января 1942 года Георгий Хайдин установил рекорд на бурении: работая одновременно шестью телескопными перфораторами, он выполнил за смену 36 норм. Его ученик В.Дементюк 25 марта 1942 года перекрыл задание в 55 раз.

Самоотверженно трудились коллективы комсомольских участков Недорезова и Оспанова. Им первым в рудоуправлении присвоено звание “фронтовые”. Это была новая, более высокая форма социалистического соревнования, возникшая в годы войны.

Отличных успехов добивались целые коллективы рудоуправления. Обогатительной фабрике было присвоено звание “Лучшая фабрика цветной металлургии СССР”.

В период Великой Отечественной войны более трех тысяч работников Лениногорского комбината награждены орденами и медалями за трудовые заслуги. Героический труд Г.Хайдина и П.Нефедова был отмечен орденом Ленина; А.П.Казаковой, А. Ахметжанова, В.И.Де-ментюка, У.Ф.Шкилева, У.Туткушпаева – орденом Трудового Красного Знамени; К.М.Симакова, А.М.Сиразутдинова, Н.Я.Гавриленко, Р.Х.Ахметова, В.А.Немешаева, Д.А.Пинегина, В.Н.Ларькина и других — орденом “Знак Почета”.

За годы войны выпуск свинца на комбинате значительно вырос по сравнению с 1940 годом. За высокие производственные показатели лениногорцам передано на вечное хранение знамя Государственного Комитета Обороны.

Форсированное развитие военной промышленности в годы войны резко увеличило потребность страны в цинке, свинце, олове. Необходимо было компенсировать потерянные в первые месяцы войны мощности по производству этих металлов. В тяжелых условиях было развернуто строительство новых и расширение действующих предприятий в Сибири, Казахстане, на Дальнем Востоке.

Основными поставщиками свинца, цинка, олова в это время были коллективы Чимкентского свинцового завода, комбинатов Лениногорского полиметаллического, Дальневосточного горно-металлургического, Зыряновского, Иртышского, Ачисайского, Хапчерангин-ского и заводов Челябинского и Беловского цинковых, Подольского, а затем и Новосибирского оловянных.

К началу войны Зыряновский свинцовый комбинат только становился на ноги, наращивал производственные мощности по добыче руды. Первостепенной задачей тогда было строительство дороги от Зыряновского рудника до областного центра Усть-Каменогорска, откуда поступали материалы и продовольствие; через Усть-Каменогорск зыряновские концентраты отправлялись на переработку.

По призыву партийной организации Восточно-Казахстанской области в 1940—1941 годах в невероятно трудных условиях методом народной стройки проложена автодорога (Восточное кольцо) от Усть-Каменогорска до Зыряновска. На ее строительстве проявили образцы мужества, патриотизма коллективы всех промышленных предприятий, колхозов и других организаций области. Автодорога дала возможность улучшить материально-техническое и продовольственное снабжение горняков и обогатителей комбината, отправлять концентраты в любое время года.

Призыв партии: “Все для фронта, все для Победы!” вдохновил зыряновцев на самоотверженный труд. Горняки и обогатители понимали, что свинец — это огневая сила пулеметов и орудий, пули по врагу. Они знали, верили, что личное благополучие, счастье придут, только бы отстоять Родину, разбить врага. И, напрягая силы, шли на любые жертвы ради спасения Отечества.

В октябре 1941 года, когда фашисты подступали к Москве, передовые бурильщики Зыряновского рудника Гатаулин и Чикментаев обратились ко всем горнякам Рудного Алтая с призывом объявить 7 и 8 ноября днями фронтовой вахты, а все заработанные средства отчислить в фонд обороны. За зыряновцами последовали горняки Лениногорского, Белоусовского и других рудоуправлений комбината “Алтайполиметалл”. Вахта была продолжена до разгрома гитлеровцев под Москвой.

Нередко трудящиеся Зыряновского комбината принимали решения: добиться высокой производительности труда, а заработок передать в фонд обороны; отчислить в помощь пострадавшему населению Орловской области однодневный заработок и однодневный паек хлеба; для оказания помощи семьям военнослужащих и инвалидам Великой Отечественной войны отчислить не менее 10% заработной платы.

Мощный патриотический подъем среди горняков и обогатителей возглавила партийная организация предприятия. Коммунисты широко развернули массово-политическую работу, умело применяя различные формы устной и наглядной агитации в цехах, сменах, бригадах. Партийная организация проводила собрания и митинги, готовила беседы, политинформации, встречи с воинами-фронтовиками, приезжающими в краткосрочные отпуска по ранению. Коммунисты и комсомольцы на производстве вели за собой широкие массы, вдохновляли своим личным примером.

Бурилыцик-двухсотник, бригадир комсомольской бригады В.Я.Кестер в январе 1942 года принял обязательство обуривать забои только многоперфораторным способом, выполнять не менее двух годовых норм. Всю войну он работал по-стахановски, давая более двух норм ежесменно.

Коммунист Н.Г.Казацкий — бригадир Зыряновского рудника — в мае 1942 года писал в районной газете “Рудный Алтай”: “В тяжелые дни Отечественной войны мы как бойцы тыла должны работать, не покладая рук. Сейчас отдыхать времени нет. Забойная бригада, которой я руковожу, с начала войны работает по-фронтовому. В прошлом году она выполнила больше полутора норм. В этом году систематически дает по полторы-две, а иногда и по три нормы. Темпов работы сейчас снижать нельзя, а надо все время их повышать”.

Знатный бурильщик Рамазан Ахметов всю войну показывал образцы самоотверженного труда. Он одним из первых освоил многоперфо-раторное бурение шпуров, довел выполнение нормы выработки до 800%. Это была рекордная выработка на Зыряновском руднике. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1942 года

Рамазан Ахметов за существенный вклад в дело обеспечения нужд обороны цветными металлами награжден орденом “Знак Почета”.

Бурильщик Зыряновского рудника Нуралла Гатаулин 25 октября 1942 года перевыполнил сменную норму выработки в 4,7 раза, а бурильщик второго участка Степан Маханов, включившись в предоктябрьскую вахту, 28 октября 1942 года побил его рекорд. Работая тремя перфораторами, он выполнил сменное задание на 635% и дал в этот день столько руды, сколько давал ее весь участок за сутки.

Не отставали от мужчин и женщины. В 1942 году состав рабочих обновился на 50% исключительно за счет женщин и подростков. Одними из первых на Зыряновском руднике освоили искусство многоперфораторного бурения женщины-бурильщики Зуева, Усова, Глухова и Яковлева. Они выполняли нормы на 150—300%.

Елена Зуева в мае 1943 года говорила: “Теперь я буду обучать других. Я буду стараться, чтобы фронт получал все больше и больше пуль из зыряновского свинца, чтобы мои братья фронтовики Сергей и Степан Зуевы разили насмерть фашистских мерзавцев”.

На подземных работах Зыряновского рудника в течение всего военного времени проявляли трудовой героизм бывшие домохозяйки, жены ушедших на фронт горняков Г.Набокина, Е.Д.Сакурова, Б.Ф.Белявцева, М.Самарканова, М.Жазыбаева, А.Садыкова, Т.Кайго-родова, А.И.Лесникова, С.П.Лагош, А.А.Шпирко, А.Н.Кругликова, Б.Д.Школдина, З.Б.Большакова и многие другие.

Мария Яковлева в одном из номеров газеты “Рудный Алтай” писала: “Когда бурильщик Алексей Верещагин уходил на фронт, на его место встала я. Передавая свой перфоратор, он мне сказал: “Работайте, девчата, по-стахановски, давайте фронту все больше и больше смертоносного металла, а мы на фронте наповал будем бить фашистских супостатов”. Наказ Алексея я выполнила. Ежемесячно свою норму выполняю на 106—110%”.

Дорогой ценой давался каждый килограмм металла. Но другого выхода не было. Фронт требовал свинца все больше и больше. А условия порой не позволяли бесперебойно добывать руду и перерабатывать ее на старой обогатительной фабрике. Приходилось изыскивать на месте материалы и придумывать способы изготовления взрывчатых веществ, карбида для шахтерских лампочек и др.

Когда на обогатительной фабрике начались перебои с флотореаген-том терпиниолом, было предложено вместо него местное пихтовое масло. Флотаторы О.Гузева, М.Степанова, Р. Соколова, А.Безменова успешно внедрили его в процесс флотации. Они же стали использовать в качестве реагента-вспенивателя неочищенную карболовую кислоту в сочетании с пихтовым маслом в цинковом цикле флотации. На руднике была срочно налажена отливка размольных шаров и футеровки для мельниц, необходимых для переработки руды на фабрике. Хотя качество их было низкое, но все-таки это был выход из положения. На месте изготовляли динамон, корундовые круги, жидкое стекло, запчасти, обувь для горняков — ботинки на деревянной подошве и многое другое.

В годы войны Чимкентский свинцовый завод производил более половины свинца в стране. Большие трудности пришлось преодолевать работникам металлургических цехов завода из-за нехватки свинцовых концентратов, ухудшения их качества. Усилия коллектива были направлены на экономную переработку привозного сырья и мобилизацию внутренних резервов, использование которых дало возможность дополнительно выплавлять большое количество металла. С этой целью наиболее богатые шлаки плавильных печей, находившиеся в отвалах, добавлялись в шихту; таким образом была начата переработка отвальных шлаков.

Серьезным достижением металлургов явилась замена части остродефицитного кокса при шахтной плавке каменным углем. Сульфидное сырье, поступающее на переработку, содержало висмут, который переходил в готовый свинец и снижал его качество. В 1941 году группе исследователей, работавших под руководством доцента М.Н.Вер-ховцева, в лабораторных условиях удалось разработать технологию тонкого обезвисмучивания свинца, которая была доработана и внедрена на Чимкентском, а затем и на свинцовых заводах Лениногорс-кого и Дальневосточного комбинатов и на заводе “Электроцинк”. Большой вклад в разработку и внедрение этого процесса внесли директор завода И.М.Алексеев, главный инженер А.М.Вартанян, старший мастер И.И.Борисов, начальник отдела С.А.Копытов, начальник рафинировочного цеха Г.С.Ужевский и многие другие.

Благодаря внедрению новой технологии свинцовая промышленность полностью удовлетворяла возрастающий спрос на свинец высших марок. Одновременно по требованию Норкомата здравоохранения было организовано извлечение металлического висмута, необходимого для изготовления различных медицинских препаратов.

В конце 1941 года на заводскую площадку стало поступать демонтированное оборудование из Подольска. В короткие сроки были смонтированы прокатный стан, трубные прессы и другие агрегаты. Завод стал выпускать рольный свинец и свинцовые трубы.

В конце 1941 года, несмотря на чрезвычайные трудности, Чимкентский свинцовый завод в трехмесячный срок организовал в больших количествах производство чугунных корпусов 76-миллиметровых осколочных снарядов. Состав рабочих-станочников был укомплектован учащимися, досрочно окончившими ремесленные училища и школы ФЗО, а также женщинами, заменившими ушедших на фронт мужей, сыновей. Через полтора года производство корпусов было увеличено более чем в два раза.

Целеустремленно работала в эту пору партийная организация завода, возглавляемая В.Н.Макаровым и др. Одним из патриотических начинаний трудящихся завода в годы войны явился сбор денежных средств на строительство танковой колонны “Металлург Казахстана”.

Газета “Правда” 26 января 1943 года опубликовала текст благодарственной телеграммы коллективу завода, в которой говорилось: “Чимкент

Директору Чимкентского ордена Ленина свинцового завода имени М.И.Калинина товарищу Алексееву

Секретарю бюро партийной организации товарищу Тарасову Депутату Верховного Совета СССР товарищу Мурумбаеву Стахановцам: тт. Байбекову, Бондаренко

Прошу передать рабочим, работницам, инженерам, техникам и служащим Чимкентского ордена Ленина свинцового завода имени М.И.Калинина, собравшим 700000 рублей на строительство танковой колонны “Металлург Казахстана”, мой братский привет и благодарность Красной Армии. И.Сталин“1.

Патриотический почин трудящихся Куйбышева создать особый фонд главного командования Красной Армии за счет продукции, выпущенной сверх плана, нашел горячий отклик в цехах завода. Коллектив предприятия обязался только за март 1943 года выпустить дополнительно к плану 50 тонн свинца, 15% проката и боеприпасов, 20% литья и призвал последовать своему примеру коллективы Балхашского, Карсакпайского медеплавильных, Лениногорского свинцового заводов, Ачисайского рудника.

Самоотверженно трудились в годы войны горняки и обогатители Ачисайского полиметаллического комбината, бесперебойно поставляя свинцовые концентраты Чимкенту.

Мощным фактором увеличения выпуска оборонной продукции и дальнейшего повышения производительности труда являлось стахановское движение. Партийная организация комбината основное внимание уделяла усилению авангардной роли коммунистов на производстве, организации гласности результатов соревнования. Было введено круглосуточное дежурство на производстве коммунистов и руководящих работников. Коммунисты, идя на смену, получали конкретное задание, а по окончании рабочего дня отчитывались о его выполнении.

Большую мобилизующую роль играли систематические сообщения о положении на фронтах, о ходе выполнения социалистических обязательств в коллективах горняков и обогатителей.

Образец стахановской работы показывал парторг пятого северного участка забойщик У.Беркимбаев. Задание 1941 года он выполнил на 196%. В партийной организации этого подразделения было 10 коммунистов, и все они систематически перевыполняли установленные нормы. 85% рабочих участка добились высокого звания стахановца. Среди них были забойщик С.Карсакбаев, откатчик Б.Ахметов, слесари П.Г.Плюшкин, Г.С.Кузнецов и многие другие.

В 1942 году коллектив Ачисая пригласил на комбинат известного уральского бурильщика Героя Социалистического Труда инициатора многоперфораторного метода бурения Иллариона Янкина для изучения и внедрения опыта его работы. Эта встреча послужила хорошим толчком к дальнейшему росту производительности труда. Бурилыци-кИ и забойщики Михеев, Шагатаев, Момбеков, Невеселый, Бурмистров и другие стали обуривать по 3—5 забоев в смену и выполнять нормы выработки на 400-650%.

В грозные годы Великой Отечественной войны в коллективах горняков и обогатителей прославились многие женщины, особенно Герой Социалистического Труда Т.Досжанова, которая впоследствии дважды избиралась депутатом Верховного Совета СССР.

Нападение гитлеровской Германии на нашу страну горняки Дальневосточного горно-металлургического комбината имени В.И.Ленина образно сравнивали со страшным подземным обвалом. Но они знали: сидеть в завале сложа руки — значит ждать смерти.

Дальнегорцы показывали образцы самоотверженного труда; каждый понимал, что добытая им руда превращается в металл Победы. Главной заботой коллектива работников комбината с первых дней войны было успешное выполнение плана выпуска оборонной продукции. Работу по претворению в жизнь лозунга: “Все для фронта, все для Победы!” возглавила партийная организация комбината. В связи с нехваткой квалифицированных рабочих партком обратился к женщинам Дальнегорского района с призывом внести трудовой вклад в дело обороны Родины.

Никогда не забудутся имена славных тружениц — помощника машиниста Елены Горовой, мастера Полины Пуньковой, классификатор-щика Марии Кабановой, бурильщика Анны Рыжаковой, помощника машиниста Серафимы Цацуриной, кондуктора Анны Конкиной, шофера Валентины Кирш, машиниста электровоза Нины Зайкома и многих других.

В эти трудные дни большую помощь комбинату оказали ветераны. “Я инвалид первой группы, мне 61 год, — заявил пенсионер Ермолаев, — поступая на работу, призываю всех инвалидов и пенсионеров последовать моему примеру — пойти на производство и на деле показать, на что мы еще способны”.

На комбинате широко развернулось движение двухсотников. Инициативу стахановцев поддержала молодежь: стали создаваться комсо-мольско-молодежные фронтовые бригады, которые брали коллективные обязательства выполнять по два сменных задания. Комбинат добился решающих успехов, выполнив государственный план 1942 года по выпуску свинца на 100,1%, серебра – на 121,9%, висмута – на ’83,1%. При этом себестоимость продукции была снижена по сравнению с 1941 годом на 5,65%, производительность труда составляла ПО,5% к плану.

В июне 1944 года решением Приморского крайкома ВКП и крайисполкома коллективу комбината, занявшему первое место в социалистическом соревновании предприятий края, было присуждено Красное знамя Ленинградского фронта. Участвуя во Всесоюзном социалистическом соревновании предприятий цветной металлургии, коллектив комбината 9 раз завоевывал переходящее Красное знамя Наркомцветмета и ВЦСПС.

До середины 1942 года значительную часть электролитного цинка в стране, свинец, кадмий, окислы цинка, серную кислоту, медный купорос производили в Орджоникидзе на заводе “Электроцинк”. Для нужд фронта и оборонной промышленности был налажен выпуск гранат и головок для снарядов. За досрочное выполнение плана 1941 года и успешное освоение технологии получения оборонных металлов директор завода И.С.Хугаев был награжден орденом Ленина, 9 человек отмечены орденом Трудового Красного Знамени, 11 — орденом “Знак Почета”, 13 — медалью “За трудовое отличие”.

За образцовое выполнение заданий правительства по производству цветных металлов коллектив завода “Электроцинк” 25 июля 1942 года был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

После эвакуации “Электроцинка” и “Укрцинка” Челябинский завод оказался единственным, выпускающим электролитный цинк и кадмий для оборонной промышленности. В трудных условиях коллектив предприятия начал расширять мощности по производству цинка, не снижая в то же время выпуска другой необходимой стране продукции. Были построены в обжиговом цехе дополнительно две печи, вторые очереди вьпцелачивателыюго и электролитного цехов, проведена реконструкция преобразовательной подстанции.

Особенно тяжелым для челябинцев был 1942 год. Из-за недостатка оснорного сырья, топлива, электроэнергии часто и подолгу простаивали агрегаты, а это вело к разрушению многих жизненно важных узлов машин, да и самих зданий. Нужно было безотлагательно провести значительный по объему капитальный, а в ряде случаев и восстановительный ремонт.

Средствами и нужными материалами коллектив предприятия не располагал; к тому же не было и строителей, монтажников, футеровщиков для кладки печей. Дело осложнялось и тем, что в ту пору на многих военных заводах Челябинска сложилась аналогичная ситуация. И подобных строительных и ремонтных работ предстояло выполнить очень много. На счету был каждый опытный рабочий.

Я обратился за помощью к секретарю ЦК партии А.А.Андрееву, приехавшему в Челябинск во главе специальной комиссии для оказания на месте срочной помощи коллективам оборонных предприятий, и к железнодорожникам. Вместе с Андреем Андреевичем в комиссии работали первый секретарь Челябинского обкома партии Н.С.Патоли-чев и известный журналист газеты “Правда” Д.И.Заславский.

Сутками не выходя с завода, комиссия внимательно изучала состояние дел на каждом участке, осматривала оборудование, подолгу беседовала с рабочими, начальниками цехов, членами партийного комитета, руководством завода. После осмотра предприятия члены комиссии, директор завода В.Д.Миряев, секретарь парткома В.Н.Улитин задержались в небольшом кабинете начальника обжигового цеха инженера З.В.Чумака, ранее работавшего на заводе “Укрцинк”, с которым он эвакуировался сюда в конце 1941 года. Подробно обсудили, чхо нужно сделать, чтобы исправить бедственное положение и увеличить производство цинка, серной кислоты, кадмия. По предложению заводчан мы приняли крайние меры: решили все-таки на два месяца остановить предприятие, выполнить в полном объеме все нужные ремонтные работы, в первую очередь в основных выщелачивательном и электролитном цехах, накопить нужное количество сырья и лишь тогда вновь запустить производство.

Если учесть обстановку военного времени, предельное напряжение сил, борьбу за каждую тонну оборонной продукции, то понятно, что решиться на это было не просто. Правительство приняло наше предложение. Заводу срочно отгрузили цемент, металл, лесоматериалы. К ремонту был привлечен трест “Уралалюминстрой”. Работники цехов своими силами выполняли строительные работы, на ходу осваивая под руководством инструкторов новые профессии.

Сложнее было с цинковым сырьем. Проверив все возможности, я пришел к выводу, что его следует завезти в Челябинск из далекого Приморского края, где скопилось несколько десятков тысяч тонн ценных цинковых концентратов. Понимая, что организация смешанной перевозки грузов по морю и железной дороге очень непроста, я командировал в Приморье энергичного заместителя начальника Глав-цинксвинца Л.Б.Маленковича, который блестяще справился с порученным заданием. Деятельное участие в этом сложном деле приняли местные партийные организации: помогли вывезти концентрат из Тетюхе во Владивостокский порт, нашли вагоны и отгрузили его в Челябинск. Свыше трехсот миль по Японскому морю и семь тысяч триста километров железной дорогой прошел наш груз.

К этому времени был завершен ремонт предприятия. С огромным энтузиазмом встретили рабочие Челябинского цинкового завода прибытие из дальнего Приморья бесценного сырья. Завод был пущен в считанные недели, коллектив начал выполнять плановые задания и наращивать выпуск цинка, серной кислоты и кадмия, возместил упущенное за время простоя на ремонте и с той поры работал отлично. Я лишний раз убедился, как важно прислушаться к разумным предложениям рабочих, специалистов, своевременно принять нужное решение и добиться претворения его в жизнь, каким бы сложным оно ни казалось.

К октябрю 1943 года при выщелачивательном цехе организовали получение медного купороса. Несмотря на тяжелые условия работы, перебои в поставке сырья, частые отключения электроэнергии, недостаток топлива, коллектив завода выполнял напряженные планы. Нехватка рабочих компенсировалась самоотверженным трудом кадровых работников, женщин и подростков. Героический труд рабочих и служащих Челябинского цинкового завода в период Великой Отечественной войны явился большим вкладом в дело Победы над врагом.

В конце 1941 года на Беловский цинковый завод начали прибывать эшелоны с оборудованием из Константиновки, которое сопровождали кадровые металлурги “Укрцинка”, принесшие свой опыт, желание работать не покладая рук, преодолеть все трудности военного времени. В сжатые сроки были смонтированы две многоподовые обжиговые печи, агломерационная машина, хозяйственным способом построены четыре новые дистилляционные печи.

Решалась одна задача, перед металлургами ставилась следующая. Промышленности требовался цинк высоких марок, без примесей. На Беловском заводе в годы войны построили цех для рафинирования дистилляционного цинка. Металлический цинк после ректификации выходил очищенным от всех примесей. В годы войны завод был вынужден перейти на переработку концентратов с высоким содержанием железа. Приняв ряд практических мер по изменению технологического режима, коллектив дистилляционного цеха преодолел и это затруднение.

Шихтовочный участок дистилляционного цеха почти полностью укомплектовали женщинами. Работать было нелегко. К тому же начинались перебои с поставкой концентрата и топлива. Шихта для обжигового цеха поставлялась “с колес”. Оборудование работало на износ, а на его ремонт не хватало ни времени, ни рабочих рук, ни металла. Были случаи, когда приходилось уголь для газогенераторов носить в мешках. На разгрузку сырья становились все инженерно-технические работники и служащие завода. Недоставало плавильщиков, а надо было давать металл, использовать все агрегаты на полную мощность. Пришлось ввести двухблочную систему обслуживания печей, при которой бригада, закончив работу на одной печи, переходила на другую.

Инженеры-металлурги Г.С.Полетаев, А.Г.Гайворонский, Г.М.Штей-нгарт, И.С.Чижов предложили реконструировать дистилляционные печи, добавив четвертый ряд муфелей. Производительность четырехрядных печей по сравнению с трехрядными увеличилась более чем на 20%.

Огромное напряжение сил потребовалось для того, чтобы в те грозные годы увеличить выпуск металла более чем на 30% по сравнению с довоенным уровнем. Поистине героическим был труд работников полиметаллической промышленности в годы Отечественной войны. Об этом говорит тот факт, что в 1943 году предприятия, действующие в восточных районах страны, произвели свинца и цинка в несколько десятков раз больше, чем вся царская Россия в 1915 году. Выпуск металлов стратегической важности возрастал с каждым годом, а это значило, что Красная Армия могла получать все большее количество боеприпасов и сокрушать врага.

Приведу такие цифры: производство артиллерийских снарядов, авиабомб, ручных гранат, патронов нормальных и крупного калибра в декабре 1942 года по сравнению с тем же периодом 1941 года, т.е. только за один год войны, возросло в среднем в два раза, выпуск 120-миллиметровых мин увеличился в 16 раз!

Ускоренными темпами строились во время войны новые предприятия наращивали мощности действующие. Пуск Новосибирского оловянного завода, к строительству которого приступили в 1940 году, намечался на 1943 год, но с началом войны срок ввода предприятия в действие резко сократился. Осенью 1941 года в Новосибирск из Подольска прибыли плавильщики, рафинировщики, обжигальщики, доставлено оборудование, оловосодержащее сырье и черновое олово.

Уже в ноябре 1941 года в еще строящихся цехах завода стали выпускать из привезенного сырья припои и баббиты в первую очередь для заводов танковой и авиационной промышленности, а 23 февраля

1942 года на заводе была пущена в эксплуатацию первая отражательная печь, получены чушки металлического олова из дальневосточного сырья.

Директором предприятия был назначен А.Ф.Разницын, бывший директор Подольского завода, главным инженером — В.Н.Костин, ставший впоследствии заместителем министра цветной металлургии СССР.

Перед новосибирцами стояла ответственная задача — обеспечить выпуск металла на строящемся предприятии, разработать техническую документацию, наладить бесперебойную поставку сырья. Несмотря на то, что 1942 год был годом строительства и освоения производства, государственный план предприятие выполнило на 110,2%. За успешное выполнение плана 1942 года по выплавке олова приказом народного комиссара цветной металлургии СССР № 51 от 19 апреля

1943 года была премирована большая группа работников Новосибирского оловянного завода. Среди них плавильщик А.А.Валов, начальник смены Т.В.Крещук, рафинировщик А.С.Мухомеджанов, начальник цеха пылеулавливания Г.М.Прошкин, рафинировщица З.Д.Ахме-това, загрузчик ватержакета М.А. Проничев, начальник смены И.С. Чен-дарев и другие. _

Военная промышленность требовала олова высших марок. Вся творческая энергия коллектива завода была направлена на отработку технологии производства металла высокой чистоты. В лаборатории, в цехах ускоренно велись исследования и внедрение новых способов плавки концентратов и рафинирования олова. В 1944 году на заводе было начато электрометаллургическое получение олова. Выпуск металла высоких марок непрерывно нарастал, повышалось извлечение олова в товарную продукцию.

Одновременно шло строительство производственных цехов завода. Временные постройки уступали место капитальным корпусам. 15 апреля 1944 года был сдан корпус обогатительной фабрики. В том же году началось строительство цеха выщелачивания концентратов. В 1945 году принято в эксплуатацию здание химической лаборатории. Новосибирский ордена Ленина оловянный комбинат, зародившийся в тяжелые годы Великой Отечественной войны, превратился в наши дни в одно из крупных предприятий цветной металлургии, обеспечивающих потребность страны в олове.

Рождение и развитие нового завода потребовало роста рудной базы. В 1941 году был основан рудник “Центральный”, один из крупнейших рудников нынешнего Хрустальненского ордена Трудового Красного Знамени горно-обогатительного комбината. На вновь открытое месторождение с Черемшанских рудников Дальнегорского района для работы старательским методом были откомандированы одиннадцать смелых и мужественных горняков во главе с председателем артели Н.Шаталовым. Им надо было пройти до месторождения олова сто километров. Именно пройти, хотя в их распоряжении была газогенераторная машина, загруженная продуктами, предметами первой необходимости, инструментом. И так как путь лежал через топи и горные вершины, сквозь непролазные дебри уссурийской тайги, то эту тяжело нагруженную машину пришлось нести на своих плечах. Позднее по этому маршруту проложили дорогу, по которой машины преодолевали стокилометровый участок за 10—12 дней.

Осенью артель приняла пополнение — 11 выпускников Артемов-ского ФЗО Красноярского края. Прибыв на место, ребята создали свою артель, назначив старшим восемнадцатилетнего Ивана Туренко. По его инициативе были остановлены работы на ключе Оловянном, который оказался бедным по содержанию олова, и начались поиски металла в соседних ключах. Молодые старатели обнаружили богатейшую оловорудную жилу, которой дали имя своего юного руководителя. Более тридцати лет эта жила давала Родине ценнейший металл.

Находка окрылила ребят. Они готовы были мыть олово весь световой день, полагаясь на собственные силы и смекалку. Одновременно они строили барак, ставший первым деревянным сооружением, первым теплым жилищем. Кончилась осень, сковало льдом ручьи и реки. Но работы по добыче олова не прекращались. Теперь приходилось отмывать оловянный концентрат подогретой на .кострах водой.

Когда на место добычи прибыло руководство рудоуправления, было чему удивляться. О колоссальной работе, проделанной в короткое время, красноречивее всего говорила гора намытого концентрата. Добытое олово артель подарила фронту. За трудовой подвиг Иван Туренко был награжден медалью “За трудовое отличие”. Эта медаль стала первой правительственной наградой, полученной на Хрустальнен-ском гор но -обогатительно м комбинате. И хотя вручена она была одному человеку, но знаменовала собой признание заслуг всего коллектива.

Молодые добытчики олова рвались на фронт бить ненавистного врага. В конце 1942 года по настоятельной просьбе они были призваны в армию. Многим из юношей не суждено было вернуться к мирной жизни. 17 мая 1943 года погиб Иван Андреевич Туренко, но память о нем и поныне свято чтит коллектив комбината.

Нужда в олове была такова, что в 1942 году по решению Наркомцветмета сократились работы на золотых приисках долины реки Большой Уссури, а старатели были направлены на вновь открытые месторождения олова. 200 рабочих семей, используя вместо дорог застывшие реки, двинулись к новому месту жительства. Большую часть пути пришлось идти пешком, карабкаясь по склонам сопок и поддерживая груженые сани, чтобы они не свалились в пропасть. С собой везли только самое необходимое. На новом месте все начинали сначала: палатка вместо дома, консервные банки вместо печной трубы, кусок материи взамен оконного стекла.

Среди тех, кто отличился в труде в первые годы развития предприятия, можно назвать все двести имен. Каждый глава семьи стал кадровым рабочим. А как только устроили быт, на производство пришли женщины и подростки. Они дробили в ступах руду, переносили ее от места добычи к месту дробления, отмывали. Их труд позволил увеличить добычу руды, которая росла из года в год.

Все эти годы проходка горных выработок осуществлялась вручную с помощью бура и кувалды. С пуском небольших обогатительных фабрик в 1943 году значительно облегчился труд старателей, улучшилась технология обогащения и увеличилось количество перерабатываемой руды, добытой подземным способом. В 1945 году по сравнению с 1943 годом добыча руды увеличилась более чем в 4,5 раза, объем проходческих работ возрос почти в 3,6 раза.

В 1944 году началось планомерное строительство Хрустальненского горно-обогатительного комбината в составе двух рудников, обогатительной фабрики и других производственных объектов. Первым директором вновь созданного предприятия был назначен Константин Федорович Иванченко, главным инженером — Николай Николаевич Чепеленко, ставший впоследствии заместителем министра цветной металлургии СССР.

В 1948 году на Хрустальненском горно-обогатительном комбинате был получен первый оловянный концентрат. На месте землянок выросли благоустроенные поселки Кавалерово, Рудный, Фабричный, Хрустальный.

Героический труд оловодобытчиков, внесших достойную лепту в дело разгрома немецко-фашистских захватчиков, — еще одна яркая страница истории развития цветной металлургии страны в годы войны.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум