Архитектурная резьба

Категория:
Вторая жизнь дерева


Архитектурная резьба

Резьба по дереву занимала исключительное место в истории русского крестьянского творчества. Необычайная любовь русского крестьянина к узорочью ярко отражена в песнях и былинах: в темном бору «богатый дом стоит», он «весь убран, преукрашен», у него «крылечушко красное» с «точеными балясами, с переходами брусчатыми», а с крыльца вход в сени «новые, кленовые, решетчатые» или:

Уж из терема до терема Золотые были выходы, Ступенечки позолочены.

Народные мастера, прекрасно понимая декоративную прелесть бревенчатой, рубленой стены, не стремились к излишеству орнаментаций, не делали украшений там, где они не были оправданы конструкцией.

Резьбой украшали карнизы фронтона дома, слуховые окна, фризовые доски, наличники и ставни окон, крыльца, ворота, калитки.

Во всем виден художественный вкус, любовь к исконным традициям— красочности и нарядности.

Резной декор стал неизменным спутником архитектуры крестьянского жилья. Тесная связь резного убранства с композицией дома в целом и с каждой архитектурной деталью дает нам право рассматривать народные деревянные жилища как ценнейшие памятники архитектуры и резного декора.

Простота форм и естественность материала бревенчатого дома, гармонируя с разнообразной по приемам выполнения и характеру орнамента резьбой, способствовали не только усилению впечатления композиционного единства сооружения, но и его живописности и уюта.

Историческое развитие и местные особенности декора архитектурных форм наглядно прослеживаются на сохранившихся памятниках архитектуры Севера и Поволжья. Если фантазия северного плотника была направлена главным образом на поиски художественно-конструктивных решений с предельной скупостью в украшениях, то плотники Поволжья, чье искусство было близко городской усадебной архитектуре и традициям «корабельной» резьбы, всегда стремились к декоративному богатству, к более смелому использованию достижений профессиональной архитектуры и новых материалов.

Рельефная резьба Поволжья, как правило, компоновалась свободно из крупных орнаментальных элементов, северная же состояла из более мелких элементов, сплошь покрывающих резную доску.

Несмотря на местные особенности архитектуры и декора, для народного русского зодчества характерно стилевое единство. Приемы выполнения архитектурной резьбы весьма разнообразны. Кроме геометрической резьбы, встречается плоскорельефная, рельефная, горельефная, сквозная и накладная резьба. Разнообразны и элементы украшений. Мотивы родной природы — цветы, листья, плоды, рыбы — часто сочетаются с фантастическими существами: русалками, драконами, птицами-сиринами. Из городской архитектуры пришли античные мотивы: кронштейны, сухарики, каблучки и др.

Одним из излюбленных мотивов крестьянского орнамента, завершающих фронтон дома, был «конек», напоминающий своим силуэтом голову лошади, оленя, птицы и т. д. Вырубленные из одного куска дерева, они почти необработанные, покоряют своей скульптурной пластичностью, своеобразной прелестью, подмеченной человеком в природных качествах дерева.

Рис. 1. Резные детали изб

Рис. 2. Резные и токарные детали крылец дома

Рис. 3. Резной конек дома

Убирая резьбой подзоры, наличники и ставни окон,народный мастер часто обращался к образу русалки-берегини или богини рек и озер. Легко и свободно он режет сложный мотив, умело подчиняя сюжет народному орнаментальному строю.

Любимым мотивом резных украшений была вещая птица-сирин с человеческим ликом и роскошным павлиньим хвостолл. Она напоминала собой сказочную жар-птицу. Рельефное изображение птицы на глади доски решается с большой непосредственностью и высоким мастерством. Плавные побеги ветвей, заоваленность контуров резьбы придают мотиву особую выразительность и красоту.

Концы досок-подзоров иногда украшались фигурой льва, держащего в лапах пышную ветвь аканта. Его ленивая поза с мягкими очертаниями фигуры напоминает сказочное существо, оберегающее хозяина дома.

Неистощимая фантазия и истинный вкус народного зодчего широко проявляются в разработке орнаментальных форм. Каждая изба неповторима по своему виду. Для каждой мастер находит разнообразные приемы резьбы и мотивы украшений. Но при всей многосложности, а подчас и насыщенности орнаментального рисунка в его сюжете видна конструктивная мысль, поэтому узорность избы всегда воспринимается как неделимое целое.

Плоскорельефная и рельефная резьба, называющаяся «глухой» или «корабельной», с ранних пор широко применялась на военных и торговых кораблях. Еще во времена Ивана Грозного англичанин Джером Гарсей, побывав на судоверфях в Воронеже, писал о богатых украшениях кораблей того времени. Эти традиции удерживались и в эпоху Петра I, а позже этот вид резьбы служил украшением расшив галер, барж и судов, плававших по Волге. Многие резчики по дереву, работавшие на судоверфях, украшали «корабельной» резьбой жилые постройки, постепенно распространяя ее на многие районы страны.

Выразительность резного убора усиливалась раскраской резьбы и фона в различные цвета. Основную палитру народного художника составляли белые, желтые, красные, зеленые, синие и коричневые цвета. Пользуясь цветом, он добивался ярких цветовых отношений или выдерживал цвет в более мягких тонах. Иногда окраска резных досок была очень сложной с переменой чередований цвета. Одна и та же доска (подзор или наличник окна) имела многоцветную окраску резьбы и фона.

Свойственная средней полосе России полихромия сменяется более строгими цветовыми сочетаниями. Даже в одной и той же области можно заметить разницу в красочных сочетаниях. Например, в северной части области преобладали белый, зеленый и синий цвета, в южной — белый, желтый и красный.

Народная архитектурная резьба и ее отделка нашли свое яркое выражение в дворце Алексея Михайловича в селе Коломенском. Плоскорельефная и рельефная резьба чередовалась со сквозной, голубые и зеленые кровли сочетались с сине-черной и золотой резьбой подзора. Позолота и яркие цвета красок покрывали наличники окон и дверей, решетки, коньки и многие другие элементы архитектуры.

Особым богатством резных украшений отличались помещения. Резьбой были украшены наличники и полотна дверей, окна, стены и потолок. Резьба на дверных и оконных наличниках располагалась главным образом на причелинах в верхней части проемов. Резные багеты, или, как их называли, дорожники, прикреплялись в верхней части стен, около потолка. Украшения потолка всегда соответствовали декору окон и дверей комнаты.

Резьба помещений расписана яркими красками и частично густо покрыта сусальным золотом или серебром. В комнатах, предназначенных для выхода царя, двери были отделаны наиболее богато. Двери других комнат расписаны «живописным письмом»; на них изображены цветы, травы, звери и картины русской природы. Два года велись работы по отделке дворца, который поражал современников узорчатостью резьбы, блеском золота и причудливостью своих красок.

Столярных и резных дел мастера, работавшие в течение 1667—1668 годов на строительстве Коломенского дворца, по указанию царя были представлены к награде. Среди награжденных были мастера Арсений, Климка Михайлов, Давыдка Павлов, Андрюшка Иванов, Параська Окулов, Андрюшка Федоров, Фока Федоров и их ученики Евтюшка Семенов, Митька Сидоров и Ивашка Федотов.

Все резные работы, отделка и роспись Коломенского дворца выполнялись при непосредственном руководстве и участии мастеров Оружейной палаты. Московские художественно-промышленные мастерские возникли в начале XVI века и просуществовали два столетия. В начале XVIII века по указу Петра I Оружейная палата была закрыта и мастера ее — столяры и резчики частично были переведены в Петербург. Некоторые из них остались в Москве, часть возвратилась в родные деревни и села. Многие из столяров и резчиков были переведены в Астрахань и Воронеж, где в то время велись судостроительные работы.

Оружейная палата достигла наибольшего расцвета в 1654— 1680 годах. В эти годы палата состояла из ряда мастерских, куда входили столярные и резчицкие мастерские. В них работали русские и иностранные мастера, умеющие не только прекрасно выполнять столярные, токарные и резчицкие работы, но также «знаменить», т. е, рисовать и составлять проекты.

Школа русской резьбы по дереву, формировавшаяся в мастерских Оружейной палаты, дала богатые плоды в различных отраслях этого вида искусства. Ее мастера, расходясь в поисках заработка по отдельным уголкам России, оставили яркий след в народной деревянной архитектуре.

В XIX веке в крестьянской архитектуре резьба и роспись получают широкое распространение. Встречается фигурная профилировка дверных наличников, резьба дверных полотен и перегородок. Затейливым узором расписывают потолок, простенки между окон, деревянную обшивку печи.

Высокое мастерство и художественные традиции резьбы сохранялись в резном убранстве народной деревянной архитектуры вплоть до конца XIX века.

В начале XX века в строительном деле стали использовать небольшой толщины тес вместо толстых досок, и это привело к постепенному вытеснению рельефной резьбы и замене ее плоскопропильной или выпиловочной резьбой.

Пропиловка дерева при сравнении с крупной рельефной резьбой на старинных избах кажется чужеродной и надуманной. Пролильные узоры по своему характеру плохо увязываются с общей конструкцией постройки. В ее орнаментах, заимствованных с вышитых полотенец, рушников или со случайных оригиналов, попадающих в деревню, отсутствует рельеф, светотень которого составляет особую прелесть резьбы.

В наше время на деревянных крестьянских постройках очень редко можно увидеть, где старинная резьба была бы применена в чистом виде. Но отдельные уголки, сохранившие черты народного творчества ,в архитектуре, можно и сейчас встретить во многих местах нашей страны. «Постановка вопроса о пролетарской по существу и национальной по форме культуре многочисленных народов, населяющих СССР,— говорит А. В. Луначарский,— прямо приводит нас к необходимости изучать эти глубоко национальные художественные формы. Часто их особенности являются такой же характерной чертой национальности, как и язык»1. Изучение богатейшего опыта народной жилой архитектуры имеет большое, значение для творческого развития Советской архитектурной науки.

Культовые сооружения по архитектурным и художественным достоинствам представляют собой памятники деревянного зодчества. В них народный зодчий мог полнее и ярче раскрыть свои замыслы, проявить свое художественное дарование.

Церковь в то время была не только местом богослужений. В ней происходили приходские собрания, читались царские указы, в трапезных помещениях прихожане ожидали начала обедни, иногда размещались церковные приходские школы. Во время войны церковь была защитой — укрытием от врага.

Древнейшая церковь возникла из простейшего сруба-клети. Сходство таких церквей с жилыми постройками можно видеть на примере древнейшей из сохранившихся русских церквей—Лазаревской церкви Муромского монастыря. Так как церковь требовала большей площади, чем жилище, стали ставить многоугольные срубы. Таким образом появились срубы-восьмерки с приделами, пристройками. Перекрытием в таких церквях служили шатры, рубленные из бревен в виде пирамиды, с тесовой кровлей. Позже появились церкви «крещатые», в плане напоминающие крест как символ христианской религии, и ярусные, состоящие из ряда постепенно уменьшающихся срубов, поставленных один на другой.

Рис. 4. Лазаревская церковь

Постепенно культовая архитектура стала приобретать черты монументальности и грандиозности. Трапезные строили в виде галерей, опоясывающих здание с трех сторон. Появились новые типы шатров, церквей с ярусным верхом и с многоглавым завершением.

Храмы ставились в большинстве своем на открытых, высоко расположенных и легко обозреваемых местах. На фоне широких далей равнинного пейзажа или невысокой жилой застройки селений они приобретали особенную выразительность и величавость.

Внутреннее убранство деревянных церквей отличалось простотой и лаконичностью, все подчинялось единому архитектурному замыслу. Каждая архитектурная и декоративная деталь имела свое художественное и религиозное назначение. Среди общего убранства церкви особое место отводилось иконостасу как одному из главных средств религиозного воздействия на верующих. Иконостас украшали живописью, скульптурой, великолепной резьбой по дереву и орнаментальной росписью.

Неизгладимое впечатление производят церкви Заонежья. Недаром Север называют сокровищницей русского деревянного зодчества. Здесь в краю лесов и необозримых озер, не знавшем крепостничества и разорительных нашествий, сложилась «деревянная классика».

Известный исследователь народной архитектуры Севера Р. М. Габе писал: «Кому пришлось бывать на Севере и смотреть глазами художника на произведения народного зодчества, будь то высокое стройное церковное здание или внушительных размеров изба, или крохотный амбар, могут сказать, что они испытали чувство восхищения. И если говорить о самобытности русского северного церковного зодчества, то в такой же степени самобытно и зодчество крестьянских изб, так как творцы его были одни и те же».

К числу самых выдающихся памятников деревянной архитектуры Севера принадлежит Кижский погост2. Трудно найти подобный архитектурный ансамбль, где строительная фантазия и богатство форм были бы выражены с такой полнотой и щедростью.

Ансамбль Кижского погоста составляют три здания. Главное сооружение ансамбля — двадцатидвухглавая Преображенская церковь (1714 г.), неподалеку от нее расположена десятиглавая Покровская церковь (1764 г.) и колокольня с шатровым перекрытием (1874 г.). По углам высокой деревянной ограды, обложенной гранитовыми валунами, стоят рубленые сторожевые башни. Они подчеркивают суровость погоста, напоминая старинную крепость.

Здания, входящие в Кижский погост, различны по архитектурным формам и построены они в разное время. Тем не менее строившие его мастера сумели добиться полной гармоничности и совершенства постройки.

Рис. 5. Покровская церковь, колокольня и Преображенская церковь

Преображенская церковь поражает сложностью композиции и декоративностью архитектурных форм. Пожалуй, нет другого сооружения, где бы с такой образной силой и техническим совершенством были воплощены патриотические и эстетические идеи эпохи. Преображенский собор строился в суровые годы войны со шведами, в пору, когда труд многих поколений подготовил появление этого необычайного сооружения.

Единство архитектурных форм, монументальность храма как бы выражают могучее единение, силу и мужество русского народа.

По своей конструкции церковь представляет собой восьмигранный сруб с четырьмя прирубами, на который поставлены еще два последовательно уменьшающихся восьмерика. К оснозному объему с западной стороны примыкает галерея с парадным двусторонним крыльцом. На конструктивной основе в виде пирамидальной формы располагаются четыре яруса главок. Многоярусную постройку здания венчает большая глава. Каждый элемент здания подчеркивает динамичность общей композиции, усиливает впечатление стремительного взлета сооружения. Богатый резной декор крыльца и главок храма, отделанных узорным осиновым лемехом, придает зданию нарядный и приветливый вид.

Внутренние помещения церкви соответствуют величию ее наружного вида. Строгую простоту и сдержанность придают массивные бревна стен, широкие половицы, крепкие устои дверных проемов, украшенные несложной резьбой, узкие доски — «тябла» на потолке, расписанные растительным узором, Естественная природная красота отесанного соснового дерева придает интерьеру самобытную, ни с чем несравнимую прелесть. При украшении главное место отведено иконостасу, Золоченая резьба в виде виноградных лоз с причудливыми, стеблями и листьями на красных и синих фонах, как ажурное золоченое кружево, окаймляет иконы. С большим искусством выполнены массивные деревянные подсвечники, украшенные орнаментальной росписью, и деревянная скульптура, изготовленная в технике невысокого рельефа.

Покровская церковь существенно отличается от Преображенской. Она проще и меньше размерами, но ансамбль сооружения является ее художественным достоинством, позволяющим отнести ее к совершенным образцам русской деревянной архитектуры.

На четверике церкви возвышается восьмерик с кровлей той же формы. Восемь главок располагаются по углам восьмерика, а одна, самая большая,— в центре. Девять главок как единый архитектурный ансамбль удивительно гармонируют с многоглавием Преображенского храма. Резьба столбов, балясин и причелин крыльца делает нарядным вход в церковь. Хотя само помещение и сильно изменилось по сравнению с первоначальным видом, интерьер в целом сохранил колорит, типичный для древнего деревянного храма: светлое просторное помещение, вдоль стен расположены массивные лазки с резной опушкой, старинный иконостас, который можно встретить на Севере во многих деревянных культовых постройках.

Колокольня Кижского погоста была построена во второй половине прошлого столетия на месте ранее стоявшей колокольни, ввиду ветхости частично разобранной. Несмотря на поздние влияния, чуждые народному деревянному зодчеству (обшивка стен досками, полуциркульный верх окон и дверей, сделанный строившие его мастера сумели добиться полной гармоничности и совершенства постройки.

Рис. 6. Кижи. Иконостас в Преображенской церкви

Архитектурный ансамбль в Кижах виден издалека. Леса и озера, раскинувшиеся вокруг, дополняют величие сооружения. Стройный по пропорциям, богатый по архитектурной пластике, он является выразителем замечательных традиций русского деревянного зодчества. Ныне Кижский погост стал архитектурным заповедником, куда из разных мест Заонежья и частично южной Карелии перевезены памятники деревянной архитектуры— старинные церкви, часовни, избы и хозяйственные постройки.

Придет время и заповедник расширит свои границы, он шагнет за пределы Кижского погоста, десятки тысяч людей с благоговением вступят на былинные земли Заонежья, чтобы любоваться несказанной красотой ожившего дерева.

В своей «Книге скитаний» Константин Паустовский говорит: «Я видел много озер с водой цвета олова, дышал запахом корья, пропитавшим всю Карелию, слушал старую сказительницу из Заонежья, чьи песни рождались из северной ночи и северной женской тоски, видел нашу деревянную Флоренцию — церкви и монастыри, плавал по Онежскому озеру и до сих пор не могу избавиться от впечатления, что оно заколдовано и осталось нам от тех времен, когда первозданная тишина еще не нарушалась ни одним пороховым взрывом.

Я ни на минуту не терял ощущения этой страны, погруженной в рассеянный северный сеет».

Деревянная архитектура Севера — это национальная гордость нашего народа, свидетельство высокой одаренности и мастерства народных умельцев.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум