Экономические оценки

Категория:
Роботы в промышленности


Экономические оценки

Роботы различны!

В некотором смысле это самая важная глава книги. Как бы далеко ни продвинулось усложнение робототехнической системы, какой бы революционной ни была ее конструкция, какой бы прогрессивной ни была фирма, для которой она предназначена, единственная цель, для которой создан робот, заключается в том, чтобы выполнять работу более экономично, чем прежде. Фирме нет смысла применять роботы, если по крайней мере по прошествии длительного времени они не приведут к I улучшению экономического положения. Конечно, освобождение людей от непривлекательных и опасных работ можно рассматривать как наиболее важное обоснование для использования роботов (какова могла бы быть стоимость человеческой жизни), но есть фирмы, которые не могут позволить себе роскошь взять на себя слишком тяжелые обязательства по улучшению условий труда, если это либо не увеличивает, либо по крайней мере не уменьшает прибыли компании.

Поэтому жизненно важно понять некоторые соображения, включенные в экономическую оценку потенциального использования робототехники. Это нужно не только бухгалтерам, но особенно руководителям. Узкий и ограниченный взгляд может привести к тому, что роботы не будут применены, когда в этом будет необходимость. Если такие ошибки, как эти, должны быть исключены, тогда те, кто принимает решение, должны оценить, сколько они еще смогут продолжать применять свой «обычный подход» к экономическим опенкам и насколько радикально отличная форма робототехнической технологии требует пересмотра этой методики.

Роботы обладают тем свойством, что их можно использовать на различных работах. Они не похожи на традиционную автоматику, которая привязана к какому-либо конкретному виду производства и которая выходит из употребления всего через несколько лет. По общему признанию, в некоторых областях быстрого развития техники (таких, как сборка с помощью роботов), Действительно, составные части системы начинают

морально стареть спустя короткое время, но во многих областях, таких, как обслуживание станков и даже покраска и точечная сварка, «более старые» роботы могут оставаться абсолютно пригодными в течение более десяти лет, требуя лишь перепрограммирования для перехода к выполнению других работ. Ясно, что подходы к экономической оценке эффективности, которые не предусматривают учета таких факторов, могут привести к грубым ошибкам в экономическом обосновании целесообразности применения роботов.

Поскольку покупательский спрос все больше ускоряет темпы обновления продукции (многие типы товаров, такие, как телевизоры, которые в 70-х годах могли продаваться в течение пяти лет, в 80-х требовали обновления уже спустя два года), преимущества повторного использования робототехнических систем становятся более привлекательными. Роботы не используются для тех же нужд, что и жесткая автоматизация, а позволяют придать гибкость, в которой раньше не было необходимости. Оценивая их пригодность, важно не просто сравнить экономическую отдачу роботов, если они использованы при медленно меняющемся разнообразии выпускаемой фирмой продукции, а нужно провести сравнение между затратами, связанными с применением либо роботов, либо традиционных систем оборудования в условиях конкуренции на рынках с быстро меняющейся номенклатурой товаров. А именно таковы товарные рынки ближайшего будущего.

В прошлом многие робототехнические приложения были отклонены из-за чрезмерно упрощенной методологии оценок экономической эффективности и сверхжесткой приверженности к «политике компании» в отношении капитальных вложений (которая была ориентирована на жесткую автоматизацию и, следовательно, в значительной степени является неподходящей). Особенно неприемлемым является положение, когда те, кто может оказывать влияние на принятие решения о внедрении робототехники, не склонны попытаться даже понять специфику требований к методам оценки ее эффективности. Те, например, кто отклоняет применение роботов из-за того, что оно не попадает в период окупаемости, традиционно принятый фирмой, могут наносить себе и своей компании большой вред.

Для того чтобы прояснить некоторые из этих положений, оставшаяся часть главы касается различных экономических факторов, которые следует учитывать при оценке эффективности робототехнических приложений с объяснениями обычно используемой при этом методики. В этой главе больше экономики, чем в других работах о робототехнике. Но ее следует рассматривать как «абсолютный минимум», требуемый любому добросовестному руководителю для понимания значения тех оценок эффективности, которые приводит его компания. Обсуждение таких методов оценок, как «дисконтирование», может на первый взгляд показаться очень общим, однако на практике эти подходы особенно пригодны для руководства по робототехнике, поскольку позволяют учесть продолжительность срока полезной службы роботов, связанного с их уникальным свойством повторного использования.

Практически невозможно убедить компании опубликовать подробные данные о том, во сколько обошлась им в нелом программа роботизации — во многих случаях это связано с тем, что таких данных просто нет! Однако чаше всего компании все-таки по понятным причинам затрудняются раскрыть подробности неудачных проектов, даже более того, желают утаить эти подробности и от конкурентов.

Кроме того, согласно исследованию в области принятия технологических нововведений в промышленности, произведенному университетом Кейз Вестерн Резерв (США), оценки, «основанные на плановом учете» или «периодической проверке расходов», бывают настолько пристрастны, что представляют во всяком случае чрезвычайно сомнительную ценность. Из-за такого недостатка в опубликованных данных особенно важно отметить общие методы, которые на практике оказались наиболее пригодными.

Прямые факторы

Традиционный подход к оценке эффективности капитальных вложений, как правило, ориентирован на очевидные результаты инвестиций. Хотя на практике другие факторы часто оказывают очень существенное влияние на эффективность роботизации, «традиционные» прямые факторы имеют основное значение. Они включают в себя следующие показатели (некоторые из которых перекрывают друг друга).

Затраты. Покупная цена системы. Стоимость самой робототехнической системы является важным фактором. Ее фактическая величина будет зависеть от стоимости не только примененного робота или роботов, но также и от всего вспомогательного оборудования. Комплект такого оборудования будет определяться сферой применения робота и в то время, как больше половины стоимости системы роботизированной сборки может приходиться на бункеры, конвейеры и т. п., для манипулирования материалами может вовсе не потребоваться дополнительного оборудования.

Стоимость самого робота очень различна и зависит от сложности как механической его части, так и управляющего устройства. Новые сборочные роботы типа «СКАРА» с четырьмя степенями свободы и с очень ограниченным управляющим устройством стоят всего несколько тысяч фунтов стерлингов, но большинство роботов стоят несколько десятков тысяч фунтов стерлингов, а многие мощные или высокосложные устройства имеют стоимость более ста тысяч фунтов. Вообще считается, что более дорогостоящие роботы дешевле установить, легче программировать. Из-за своей большей универсальности они требуют менее специализиоованного инструмента. Как следует из практики, на покупную цену собственно робота приходится 30—60 % стоимости установленной робототехнической системы, на стоимость периферийного оборудования — 30—50 %. Остальные затраты приходятся на организацию работ, установку и обучение.

Стоимость специального инструмента. Стоимость компонентов собираемой системы, таких, как конвейеры и загрузочные устройства, может быть весьма существенной. Подобным образом цена захватов очень редко включается в стоимость робота, и, как объяснено в гл. 8, вероятно, подходящая их конструкция тем не менее должна быть сделана по заказу для тех деталей, которыми роботы фактически будут манипулировать. Из-за неопределенности величины всех этих дополнительных расходов многие поставщики предлагают системы «под ключ», готовые к немедленному использованию сразу после покупки, где за согласованную цену они поставляют действующую интегрированную систему. По общему мнению, термин «под ключ» появился в 70-х годах, когда все больше богатых клиентов, поль-зуюшихся услугами агентов по продаже недвижимости, взяли привычку покупать дома, не осматривая их и ожидая, что дом будет отделан и обставлен к их при’ езду. Таким образом, все, что им оставалось сделать — это только «повернуть ключ». Затраты на инжиниринг составляют, как правило, 30—50 % общей стоимости установленной системы.

Затраты на установку. Хотя затраты на установку иногда напрямую добавляются к стоимости самого робота, во многих случаях так или иначе требуется менять заводскую планировку при изменении продукции. Таким образом, пришлось бы назначать непомерно высокую цену на установку, превышающую разницу в затратах на это изменение планировки и на внедрение роботов.

Разовые затраты. При предварительном определении стоимости робототехнической системы часто забывают, что многие рабочие должны быть обучены различным аспектам работы с роботом. Курсы, которые должны быть организованы поставщиком, требуются не только для тех, кто будет работать с роботами, но также и для программистов и обслуживающего персонала. Но обычно должно оплачиваться не только это обучение (ограниченная сумма иногда включается в покупную цену робота). Следует учитывать, что те, кто посещает курсы (как правило, в течение одной недели), не будут в это время работать. Опыт показывает, что «неформальное» обучение, когда поставщик посылает кого-нибудь «показать, как работает робот», не дает тех результатов, которые можно получить при должным образом организованных курсах. Установка и обучение могут составлять, как правило, 10—15 % общей стоимости системы.

Затраты на обслуживание. В зависимости от конструкции робота и условий его работы потребуются различной степени профилактический ремонт, регулярный капитальный ремонт и мелкий ремонт. Современные конструкции, содержащие изолированные узлы привода, как правило, меньше требуют регулярного ремонта, чем более старые модели, но при двухсменной работе затраты на обслуживание могут достигать 10 % в год от первоначальной покупной цены.

Затраты на эксплуатацию. Основные эксплуатационные затраты обычно складываются из стоимости энергии, требуемой для работы робота, и стоимости управляющего устройства и дополнительного оборудования. Несмотря на неэффективность робота (по сравнению с человеческой рукой), его энергетические затраты обычно сравнительно низки; в крайнем случае сборочные роботы можно отключить, используя для этого электророзетку домашнего типа.

Затраты на программирование. Прежде чем робот сможет выполнить заданные ему работы, его нужно запрограммировать. А поскольку он будет выполнять эти операции повторно, нужно быть уверенным, что используемая программа оптимальная—небольшая экономия времени на каждом цикле будет постепенно нарастать. Текстуальное программирование требует высокой квалификации. Такую работу обычно следует поручать человеку, обладающему особым чутьем на нее, а также способностью работать в сотрудничестве с теми, кто полностью понимает операцию, которую нужно роботизировать. Обучение показом свяжет лучшего «ручного» оператора и из-за необычности робота и возникающих трудностей редактирования программы ему, может быть, придется заниматься этим делом намного дольше, чем можно было бы ожидать.

Амортизация. Амортизация в сущности есть признание того факта, что потенциальная стоимость машины при перепродаже становится меньше по мере старения (как это происходит с автомобилем). Следовательно, необходимо показать эту «амортизацию» на счетах компании, если они должны отражать точную картину фирмы. Умозрительная скидка на износ и выход из употребления не включает никаких денежных операций или движений денежной наличности (платежей в или из компании). Существуют различные методы, которые могут быть выбраны бухгалтерами для начисления амортизации машин. Чаще всего это прямолинейная амортизация, в которой разрешенная норма амортизации в каждом году всего срока службы устройства одна и та же. Тем не менее это только одна из серии равносильных, но произвольных стратегий, которую может выбрать данная компания. И хотя в некоторых случаях амортизация может вполне реально представлять уменьшение цены при перепродаже машины, в других — эта зависимость часто проявляется очень слабо.

Машину следует амортизировать в течение всего срока ее полезной службы. Для робота в «малосложном» приложении это может быть свыше 10 лет (некоторые существующие роботы все еще работают после десятилетнего постоянного применения). Хотя роботы в более технически сложных приложениях могут физически сохраняться более десятилетия, вполне возможно, что морально они устаревают раньше. Во многих странах системы налогообложения поощряют ускоренную амортизацию, и таким образом налоговая экономия (которая разрешается в отношении амортизации машин) может быть получена максимально быстро.

Процентные платежи. Может случиться так, что для финансирования закупки робототехнической системы фирма должна занять деньги. Существуют различные источники, но в каждом случае будет назначен процент на заемный капитал, который будет увеличивать для фирмы стоимость покупки. Кроме того, как объяснялось в последних параграфах, при оценке экономической эффективности проектов имеет значение процентная ставка, так как у фирмы всегда есть возможность оставить свои деньги в банке и таким образом получить проценты на эту сумму.

Экономия

Продажа старого оборудования. Старое оборудование, которое заменяет робототехническая система (если оно есть), вероятно, можно продать.

Правительственные субсидии. Правительства все больше осознают преимущества капитальных вложений в робототехнику и предлагают стимулы для поощрения промышленности в автоматизации с использованием роботов. В Великобритании 50 % стоимости проводимых исследований в робототехнике возмещаются правительством, а субсидия на внедрение может покрывать до одной трети стоимости робота, дополнительного оборудования и затрат на освоение.

Экономия труда. Как отмечалось раньше, хотя фирма и может проявлять некоторую заинтересованность в освобождении своих рабочих от непривлекательной и монотонной работы, главным побуждением для внедрения роботов обычно является потенциальная экономия, которая может быть получена от того, что не нужно платить заработную плату и пособия уволенным рабочим. Эга экономия труда пропорционально возрастает с увеличением коэффициента сменности роботов.

Число людей, замещаемых одним роботом, различно и зависит от того, какая сфера применения робота рассматривается, поскольку роботизация редко приводит к полностью безлюдному производству. Так, хотя точечная сварка вряд ли может потребовать какого-либо вмешательства человека, робот для дуговой сварки может в среднем заменить только 75 или 50 % затрат времени рабочего в смену. Сборка представляет собой такую широкую область применения роботов, что трудно оценить, сколько человек может заменить робот (в некоторых случаях робот может полностью заменить человека, в других — только половину занятых).

Тем не менее эти случаи относятся только к прямым увольнениям людей при односменной работе. Как отмечалось в гл. 13, введение всеобъемлющей робототехнической автоматизации может иметь наиболее важное отражение в трудовых потребностях завода — приводит к явным увольнениям нескольких человек на робот, введенный согласно общей схеме перестройки производства. В исследовании Астонского университета, упомянутом в гл. 14, показано, что в среднем освобождалось примерно 2,5 человека на робот, хотя в других оценках этот показатель колеблется от 0,8 до 6,2 рабочего места, теряемого в результате введения одного робота. В противовес этому создается 0,8 рабочего места в отраслях по производству и обслуживанию робототехники.

Рост производительности оборудования. В некоторых случаях робот может превзойти производительность человека-оператора. Тогда возникающее в результате улучшение использования другого оборудования может также принести большую выгоду. При оценке производительности время простоя вследствие остановки часто переоценивается. В то время как поломка передающей конвейерной поточной линии может привести к остановке производства, на роботизированной линии присущая роботам гибкость может быть использована не только для перехода с выпуска одной продукции на выпуск другой, но также и для того, чтобы действующий робот мог взять на себя функции другого временно неработающего на линии робота. Если это неосуществимо, то работу в течение короткого времени может продолжить вручную человек, заступивший на это место, в то время как робот ремонтируется или заменяется другим роботом с той же программой, что и удаленный.

Следовательно, в то время как относительное время простоя автоматической линии могло бы достигать 25 %, в производстве, где используются заменяемые роботы, которые могут быть быстро перепрограммированы, с тем чтобы продолжать работу (такую, как сварка или покраска), относительное время простоя при использовании робототехнических систем может составлять всего лишь несколько процентов. Следовательно, номинальная производительность установленной робототехнической системы может быть меньше эквивалентной ей системы жесткой автоматизации, поскольку у роботизированной системы фактическая производительность ближе подходит к номинальной производительности.

Интеграционный эффект

Помимо вышеназванных прямых источников в экономии может быть много и других, которыми часто пренебрегают при обосновании экономической эффективности применения роботов. Хотя эти источники экономии труднее выявить и определить, они могут быть чрезвычайно значительны. Поскольку компьютеры все больше и больше объединяют заводское оборудование, то и отдельные до этого производственные процессы таким же образом оказываются взаимосвязанными. Так как в прошлом было принято рассматривать каждый производственный процесс как самостоятельный «центр получения прибыли», который можно было бы заменить на другой производственный процесс, в значительной степени независимо от других, то теперь с увеличением интеграции становится значительно труднее улучшать одну часть всей производственной системы, не оказывая при этом влияния на остальные.

Так, единственный робот, используемый в качестве прямого заменителя человека, при отсутствии каких-либо других изменений на заводе может оказать лишь ничтожное «скрытое» влияние на организацию производства в целом (и, следовательно, может быть чрезвычайно неэффективным). Однако в случае объединения нескольких роботов их влияние немедленно сказывается на возможностях прогнозирования, календарном планировании, что может привести к существенным прибылям где-нибудь в другом месте на заводе, если эти возможности используются полностью. Связь приводит к интеграции других производственных процессов, что позволяет еще больше повысить эффективность и конкурентоспособность предприятия в целом. Таким образом, недостаточно проводить экономическую оценку эффективности с учетом только прямой экономии от применения робото-технической системы, так как увеличивается уровень интеграции роботизированного участка с остальной частью завода и, следовательно, его влияния на все предприятие в целом. Таким же образом возрастает и значение непрямых факторов в любом экономическом обосновании. При любой оценке экономической эффективности роботосис-темы этот интеграционный эффект также заставляет в первую очередь рассматривать стратегические факторы в противовес отдельным тактическим. Это предполагает необходимость полного понимания возможных последствий интенсивной технологии теми, кто больше всех способен оценить ее возможное стратегическое значение, а именно высшим руководством.

Аналогом интеграционного эффекта может служить древняя история о Вавилонской башне. В этой истории строительство огромной башни, в котором участвовало огромное число людей, идет невероятно хорошо, пока внезапно все не начинают говорить на разных языках. Прогресс останавливается. Современное движение к заводской интеграции представляет собой процесс, противоположный тому, о котором шла речь в истории. Как показано на рис. 1, дополнительные преимущества роботизации заключаются в увеличении универсальности (обеспечивающей гибкость для повторного использования на различных роботах) и взаимосвязи (приводящей к интеграции с другими системами). Оба эти фактора должны приводить к более высокой общей эффективности производства и конкурентоспособности предприятия, и отсюда к росту прибыли.

Рис. 1. Эффект интеграции

Это выглядит так, как если бы Вавилон нанял новых рабочих, каждый из которых мог бы выполнять несколько разных работ и говорить на одном и том же языке. При решении, сколько их труд мог бы стоить, было бы неправильно считать только то, как хорошо они могли бы делать ту или иную работу, в которую они были бы одновременно вовлечены. Их величайший вклад состоял бы в получении «скрытых» выгод за счет большей интеграции (которая заключается в том, что они могли бы работать вместе более эффективно, чем другие) и их способностей браться за меняющиеся задачи (что позволяет им справляться с несколькими работами). Решение нанять таких рабочих — более чем тактический ход. (Эффективны ли будут затраты на них, если они будут делать ту или иную специфическую работу?) Помимо всего прочего, это стратегический ход — нанять достаточно рабочих и башня будет в конце концов построена!

Точно так же оценка выгод роботизации требует исследования скрытых выгод. Следует обратить внимание, что это нужно делать не только из-за того, что роботизация может быть отвергнута при анализе эффективности на основе традиционных критериев и поэтому где-нибудь в другом месте должны быть найдены дополнительные источники потенциальной экономии, но и из-за того, что роботизация меняет уровень интеграции и вследствие этого «распределение» выгод. Прослеживание этих скрытых источников экономии является просто признанием факта увеличения сферы влияния робототехнической системы по сравнению с традиционной системой оборудования, что ведет к появлению большого числа источников экономии, связанных с интеграционным эффектом.

Косвенные факторы

В некоторых случаях, может быть, есть смысл использовать «усовершенствованные методы оценки» косвенных источников экономии, что оставляет использующего их работника открытым для критики и встречает сопротивление остальных на фирме. Тем не менее, если эти соображения будут отвергнуты, будут рассматривать эти источники как незначительные (которыми они на самом деле не являются). Иногда оценка экономической эффективности, вероятно, будет намного менее точной. Некоторые подобные источники экономии рассмотрены ниже.

Размеры незавершенного производства. Если использование роботов приводит к более эффективному процессу, то быстрее и стабильнее, чем прежде, будут изготавливаться детали, возможно, даже с использованием сокращенного числа отдельных операций. Так как детали более быстро, чем прежде, проходят через весь производственный процесс завода (вызывая таким образом сокращение накладных расходов), меньше деталей фактически находится в работе одновременно. В результате детали, проходящие процесс обработки и образующие незавершенное производство, будут стоить меньше. Таким образом, сократятся размеры необходимых оборотных средств компании. Это в действительности может явиться очень важным фактором.

Запасы сырья и материалов. Более устойчивые циклы механообработки сокращают потребность больших резервных запасов сырья. Случается также, что использование робота позволяет применять более дешевые склады, что снова уменьшает величину оборотного капитала, воплощенного в запасах сырья.

Запасы готовой продукции. Более эффективные процессы обработки приводят к более низким удельным издержкам, к уменьшению стоимости запасов. Кроме того, время, необходимое для перехода к новой продукции с использованием гибкой робототехнической системы, и фактическое время изготовления может быть также короче, чем прежде. Это означает, что фирма может получить экономию от сокращения затрат на хранение необходимых запасов в качестве резерва для неожиданных заказов, так как при поступлении большого заказа завод может быстро отреагировать и изготовить требуемую продукцию. Экономия, вызываемая уменьшением (или даже исключением) этого «неприкосновенного запаса», может быть значительной, особенно тогда, когда постоянно растет диверсификация спроса. Так же: чем больше роботизирован процесс изготовления, тем эффективнее становится выпуск очень малых партий продукции.

Отходы и исправление брака. Программированная операция в случае, если первый прогон продемонстрировал действенность программы, исключает возможность ошибки оператора. Поскольку средства контроля обычно включаются каким-то образом в роботосистему,, то в тот момент, когда деталь изготавливается бракованная, для исправления ошибки может быть вызван человек-контролер. В этом случае только одна деталь может нуждаться в переделке или, что еще хуже, в отправлении на металлолом, а вся партия будет в порядке. Затраты на контроль легко компенсируются за счет уменьшения числа бракованных деталей. В некоторых случаях такая экономия может быть существенна. Естественно, что уменьшение объема работ по исправлению брака также повышает производительность труда.

Контроль. Как объяснялось выше, часто экономически выгодно автоматизировать контроль как составную часть робототехнической системы и таким образом исключается потребность в ручном контроле деталей (а это трудоемкая, непоследовательная работа).

Обучение операторов. Вследствие текучести кадров обучение персонала требует непрерывных затрат. Так как оператор робота в значительной степени выступает в роли контролера, то обучение может быть менее сложным, чем если бы ему приходилось самому выполнять работу. Таким образом, сокращается время на обучение. Кроме того, за работой нескольких роботов может наблюдать один человек. В любом случае текучесть кадров (требующая обучения нового персонала) может быть сокращена, если первоначально непривлекательная работа будет улучшена с помощью роботизации.

Манипуляция заготовками. Стоимость эксплуатации автопогрузчика вместе с оплатой труда водителя высока, но многие исследования показали, что до 95 % времени производственного цикла уходит либо на транспортировку деталей от операции к операции, либо на ожидание очереди на обработку и что в среднем на фактическую обработку детали на заводе уходит только 5—15 % общего времени. Робототехнические системы могут объединять или исключать некоторые производственные операции, уменьшая таким образом затраты на манипуляцию заготовками. Так как эта экономия получена в результате применения роботов, то ее следует учитывать при оценке эффективности их применения.

Размеры производственных площадей. Во многих случаях внедрение роботов требует меньших производственных площадей, чем использование других методов автоматизации, благодаря более плотному размещению машин, меньшим резервным запасам заготовок между рабочими местами, меньшей потребности в пунктах производственного контроля и пр. Если сэкономленная производственная площадь используется целесообразно, то эту экономию можно рассматривать как экономию от внедрения робототехнической системы.

Качество. Хотя это трудно выразить количественно, улучшение качества может привести и к источникам экономии, не только получаемым вследствие сокращения объема исправления брака и отправки на металлолом. Это может привести к уменьшению убытков при возмещении претензий (и таким образом ведет к сокращению резерва наличных денег, необходимых для покрытия этих расходов), к меньшим потерям времени на линии после контроля, к «доброй воле» заказчиков и к увеличению повторных заказов. Помимо улучшения качества внедрение роботов может также привести к более высокой стабильности качества, позволяя больше полагаться на прогнозы качества.

Изменение номенклатуры продукции. Присущая ро-ботосистемам гибкость поможет намного быстрее осваивать новые виды продукции, позволяя фирме проникать на новый рынок быстрее, чем ее конкурентам, таким образом давая ей рыночную инициативу. Это соображение стратегического характера может оказаться решающим фактором при решении вопроса роботизации.

Некоторые виды накладных расходов. Широкомасштабное введение робототехнических систем может позволить фирме сократить такие расходы, относящиеся к человеческому комфорту: на отопление, освещение и вентиляцию. В таких приложениях, как окраска распылением, экономия от демонтажа принудительной вентиляции может быть значительной.

Охрана труда. Хотя, как отмечалось в предыдущей главе, роботы сами являются источником опасности, они могут также и замещать людей в опасных зонах. В некоторых случаях, видимо, нужно рассматривать экономию в связи с вероятными исками персонала в связи с полученными увечьями, затратами на оплаченное, но неотработанное время, связанное с увечьями, временной нетрудоспособностью и даже смертью.

Трудовые конфликты. Вполне возможно, что исключением неприятных или небезопасных работ можно улучшить отношение рабочих к предпринимателям, выражающееся в уменьшении числа забастовок и всякого рода трудовых конфликтов. Удаление людей с завода позволяет избежать проблем, связанных с вырыванием с корнем семей с занимаемых мест в случае необходимости перемещения завода, а также затрат по новому найму рабочей силы. Тем не менее количественно определить такие выгоды только лишь в денежном выражении заведомо трудно и, проводя оценку таких факторов, вероятно, лучше просто иметь их в виду (если они кажутся особенно уместными), чем стараться действительно включать их в экономический анализ эффективности. Даже попытки количественно выразить подобные выгоды от такого фактора, как увеличенная гибкость, могут представлять чрезвычайные трудности, однако такие подсчеты, конечно, весьма существенны для полной оценки экономической эффективности.

Сроки окупаемости

Из всех различных методов оценки эффективности капитальных вложений оценка сроков окупаемости наиболее популярна в основном из-за своей простоты для понимания и приложения. К несчастью, нет универсального согласованного метода определения таких сроков, но в принципе это время, за которое все различные поступления от проекта в сумме сравняются (т. е. окупятся) с первоначальными дополнительными затратами. Следовательно, при оценке вопроса с позиции безубыточности окупаемость, действительно, скорее характеризует больше меру ликвидности (способности фирмы сразу найти свободные средства при деловой необходимости), чем экономическую эффективность. Где может действительно цениться быстрота окупаемости, так это в областях быстрой смены технологий (как, например, с некоторыми, но не со всеми приложениями роботов), где она может обозначать период, в течение которого капиталовложения находятся в состоянии риска. Если роботы в данном приложении должны быть заменены из-за морального устарения задолго до их физического износа, то полезно иметь какой-то указатель, который мог бы показать, окупятся ли первоначальные капиталовложения.

Это, однако, не означает, что оценка сроков окупаемости— полезный и даже веский критерий для отбора проектов. Если мы, например, посмотрим на три проекта, отраженных в табл. 2 (где условимся, что затраты представляют капитал, вложенный в проект, а отдача означает поступления от проекта), то ориентация только на сроки окупаемости показала бы, что два первых проекта равноценны и лучше проекта С, несмотря на то, что С покрывает все свои издержки к концу первого года. А что, если проект будет связан с существенными денежными платежами после периода окупаемости? Оценка сроков окупаемости просто не принимает в расчет затраты в течение полного срока службы оборудования.

При сравнении возможных проектов роботизации с использованием ручного труда, неспособность оценки сроков окупаемости учесть все затраты в течение вероятного срока службы проекта, вероятно, должна благоприятствовать ручным подходам, так как эффект от автоматизации имеет тенденцию проявляться в более поздние годы, чем при использовании технологии, основанной на ручном труде. Если ожидается постоянно растущий спрос на продукцию, оценка эффективности на базе сроков окупаемости окажется неблагоприятной для роботизации, потому что затраты при ручных методах возрастали бы постепенно, тогда как робототех-ническая система требует крупных разовых вложений. Подобным образом, отсутствие включения как срока службы проекта, так и плана выпуска вряд ли позволит вскрыть существенные преимущества присущей ро-бототехническим системам гибкости в удовлетворении потребности за счет частой смены выпускаемой продукции. Кроме того, некоторые типы проектов требуют существенных дополнительных вложений капитала в более поздние сроки их службы, многократной оценки сроков окупаемости, таким образом путая весь процесс использования методов оценки окупаемости как средства отбора.

Таким образом, как видно, оценка сроков окупаемости не только полностью игнорирует величину текущих затрат проектов, которые «созревают» за пределами срока окупаемости, но также оказывается не в состоянии выбирать между экономическими достоинствами конкурирующих проектов. Кроме того, недостаток этого метода заключается еще и в том, что он не может учесть тот факт, что фирма всегда может поместить свободные наличные деньги на депозит. Чем дольше деньги находились в банке, тем выше сумма процентов по вкладу. Таким образом, с точки зрения фирмы сумма денег, полученная теперь, потенциально стоит больше, чем та же сумма, полученная через год (потому что в этот год первая сумма «заработала» фирме некоторые дополнительные деньги в форме процентов).

Некоторые сторонники критерия окупаемости считают, что поскольку прогноз является в лучшем случае неточным, то, используя окупаемость, достаточно только взглянуть на немного лет вперед (обычно между одним и тремя). Другими словами, они пытаются использовать окупаемость для борьбы с риском. Чем больше риск, тем короче допустимые сроки окупаемости. В действительности оценка сроков окупаемости — слишком грубый инструмент для анализа проблем риска (более приемлемый подход рассматривается в следующем параграфе), особенно поскольку этот метод никоим образом не отражает существования риска вплоть до срока окупаемости! Другие допускают, что окупаемость действительно является показателем ликвидности, но вводят в заблуждение, утверждая, что это фактически делает его главным инструментом анализа, потому что именно проблемы ликвидности часто не позволяют компании вкладывать деньги в кажущиеся выгодными проекты. Хотя соображения по вопросам ликвидности, очевидно, важны для фирмы, существуют намного более подходящие методы решения таких проблем, чем за счет приношения в жертву потенциально выгодных проектов посредством несоответствующего использования метода оценки сроков окупаемости.

Норма прибыли на капиталовложения

Норма прибыли на капиталовложения — один из нескольких показателей «нормы прибыли», которые страдают одними и теми же крупными недостатками. Обычно считают, что норма прибыли на капиталовложения представляет собой процентное отношение величины годовой прибыли от проекта и величины капитала. Однако нет ни одного определения, что такое прибыль и стоимость. Различные фирмы используют различные комбинации налога, платежей проектов и амортизации, с тем чтобы выйти на определенную величину прибыли, и, конечно, сама амортизация может быть начислена различными равноценными способами. Подобным образом одни чувствуют, что следует использовать только прибыль, полученную за первый год, в то время как другие используют среднегодовую величину и прибыль. Ясно, что вся эта процедура в некоторой степени произвольна.

Эти показатели не только не отражают срока службы системы или не принимают в расчет определение во времени денежных платежей (таким образом, терпя неудачу в отражении преимуществ ближайших по срокам платежей по сравнению с отдаленными платежами), полученные «магические» процентные цифры могут быть кардинально изменены просто изменением стратегии амортизации (которая во всяком случае произвольна). В действительности, понятие прибыли на капиталовложения для принятия финансовых решений и контроля впервые было предложено Дю Понтом скорее в качестве приближения к проблеме управления на высшем уровне руководства, чем в качестве магической формулы для решения этих проблем.

Приведенная чистая стоимость

Ни один из двух вышеназванных методов не учитывает «ценность» денег с учетом фактора времени, которая возникает из-за того, что данная сумма стоит с точки зрения фирмы сейчас больше, чем если бы она поступила к ней в любое время в будущем, так как в промежуточный период деньги могут быть вложены в выгодное дело (хотя бы только путем получения процентов в банке). Например, если банковский процент составляет 10%, то полученные через год 110 фунтов стерлингов эквивалентны 100 фунтам, полученным сейчас (и затем положенным в банк). В более общем случае допустим, что сумма денег может возрасти на г процентов в год.

Другими словами, любое денежное поступление, которое поступит в будущем, может быть дисконтировано (используя соответствующий коэффициент дисконтирования 1/(1 +г)” для рассматриваемого года), с тем чтобы получить современную эквивалентную стоимость. Используя такой метод дисконтирования для всех денежных поступлений по проекту, можно рассматривать приведенные затраты на осуществление проекта. Это означает, что, наконец, мы сравниваем сопоставимые величины. Таким способом можно сравнить денежные поступления, которые должны поступать в течение пяти лет, с денежными поступлениями, поступающими сейчас, потому что все они приведены в их эквивалентные «сегодняшние стоимости».

Если все различные денежные поступления дисконтируются (суммируются с отрицательными значениями, соответствующими расходам, и положительными — поступлениям), то тогда в итоге мы получим чистую накопленную стоимость дисконтированных поступлений или приведенную чистую стоимость всего проекта. Эта стоимость будет показывать, есть ли смысл рассматривать этот проект или нет, потому что, если приведенная чистая стоимость равна нулю, тогда с учетом приведенных затрат (в противоположность фактическим недис-контированным величинам) проект просто самоокупается и фирма, не выигрывающая и не теряющая на капиталовложениях в проект, охотнее предпочтет оставить деньги на счету в банке и получать с них проценты. Если приведенная чистая стоимость больше нуля, то фирма получит чистый доход, если вложит капитал в проект. Если приведенная чистая стоимость отрицательна, то фирма выиграет больше, если положит деньги в банк. Приведенная чистая стоимость различных взаимоисключающих возможных проектов может быть использована как показатель достоинств каждого: согласно прогнозу проект с наибольшей положительной приведенной чистой стоимостью будет наиболее прибыльным. Если мы используем метод приведения затрат для пересмотра полученной ранее оценки эффективности трех проектов, то из табл. 3 видно, что проект С теперь оценивается как намного более выгодный, чем проект В, и только немного хуже, чем проект А.

Наконец, учитывается относительное распределение по времени денежных платежей. Кроме того, сам принцип дисконтирования предполагает, что поступления, далеко отстоящие во времени от настоящего момента, будут оказывать относительно малое влияние на эффективность проекта. Таким образом, по-видимому, прогнозы отдаленных событий (которые во всяком случае «подозреваются») будут меньше учитываться, чем прогнозы более точно предсказываемых событий.

Имеются лица, которые подозрительно относятся к возможности использования приведенной чистой стоимости для оценки эффективности роботов, потому что этот метод отдает предпочтение проектам, способным дать эффект относительно быстро, что нетипично для робо-тотехнических систем. Но эти люди, однако, упускают главное. В идеале лучше получить быструю отдачу, потому что она больше стоит! Это не означает, что при использовании метода приведенной чистой стоимости совершенствование существующего оборудования, которое предлагает очень быструю отдачу, будет всегда казаться предпочтительным по сравнению с введением новой роботизированной технологии, предоставляющей более позднюю отдачу. Напротив, с позиции долгосрочного подхода конкурентные преимущества роботизации могут намного перевесить краткосрочные преимущества варианта, который представляет собой просто «улучшенное» использование традиционного оборудования. Если что и требуется, так это то, чтобы полностью включались в расчет упомянутые выше косвенные факторы (такие, как гибкость при обновлении продукции), с тем чтобы оценивались более широкие выгоды проекта. Итак, поскольку справедливо, что процедуры приведения затрат, используемые сами по себе, могут не подойти для экономической оценки эффективности ресурсов, они идеальны, когда применяется всеобъемлющий подход путем включения как прямых, так и косвенных факторов за длительный срок.

Рекомендации

При проведении экономического анализа эффективности потенциального использования роботов роботизация прежде всего должна рассматриваться скорее стратегически (включая долгосрочное конкурирующее преимущество), чем только тактически (краткосрочная способность получения прибыли). Таким образом, как указывалось в гл. 14, поддержка проекта должна исходить от старшего руководства со стороны тех, кто действительно может оценить для компании глобальные выгоды роботизации. Однако в дополнение к этому решающему соображению существуют различные рекомендации, которые также могут быть приняты. Во-первых, аренду основных фондов всегда следует рассматривать как вариант, противоположный фактической закупке оборудования. Не только ряд производителей роботов фактически уже сдают роботы в аренду, но и в большинстве банков и ведущих финансовых институтов теперь организованы отделения сдачи в аренду. При сдаче в аренду съемщик (пользователь) регулярно платит сумму, установленную с учетом амортизационных отчислений, которую сдающий в аренду (владелец) вправе требовать в уплату за сданное оборудование. Кроме того, не требуется никакого задатка или первоначального платежа, а размер платежей может часто изменяться, чтобы соответствовать экономическому состоянию предприятия. В конце первоначального периода аренды съемщик обыкновенно наделяется правом продолжать арендовать оборудование только за арендную плату (без амортизации).

Естественно, когда дело касается аренды, процесс оценки эффективности значительно упрощается, так как сдающий фактически имеет дело с износом, величиной процента и т. д. Как правило, арендуют на 5—7 лет, а робот может быть изношен за период значительно короче, чем этот. Тем не менее, если роботы должны заменить ручной труд, то форма оплаты при двух конкурирующих подходах очень сходна, что снова упрощает оценку. Наконец, сдача в аренду может означать, что можно избегать необходимости обращаться в комитет по ассигнованиям на капиталовложения, таким образом упрощая весь процесс приобретения оборудования, избегая неизбежной в противном случае бюрократии. В астонском исследовании, упомянутом в гл. 14, показано, что неудачи при попытках роботизации почти не были связаны с проблемами финансирования капиталовложений и ограничения на получение средств заставляли проводить более тщательное рассмотрение проектов, приводя в свою очередь к лучшим конечным предложениям.

Когда компания впервые собирается внедрить роботы, можно не слишком беспокоиться об их экономической эффективности. Для начала всегда дешевле эксплуатировать несколько роботов вместо одного, потому что все равно требуются независимо от их числа такие работники, как обслуживающий оператор, и его зарплата может быть распределена на все роботы, когда их больше, чем один. Подобным образом, всегда существует кривая освоения такой радикально новой технологии, которую компания так или иначе должна пройти.

Часто компаниям было бы разумно рассматривать первые немногочисленные приложения роботов как нечто похожее на эксперимент, не слишком заботясь о том, смогут ли роботы поднять эффективность (что уже показывалось), а больше о том, чтобы приобрести некоторый опыт в этой области. Лучше пройти по этой кривой освоения тогда, когда перед фирмой еще не стоит вопрос экономического выживания. Таким образом, при выборе таких первых приложений важно проявлять осторожность. Есть задачи, для решения которых роботы подходят идеально, и лучше всего задачи выбирать среди подобных.

Позже могут появиться и более рискованные и амбиционные проекты, но человеческая натура всегда останется такой, какая она есть,— если ранние проекты не показали себя с хорошей стороны, то, возможно, никогда больше не появится благоприятной возможности для любых других.

Там, где в действительности не удается использовать роботы больше одной смены, следует сделать так, чтобы они работали без рабочих во время обеденных перерывов и использовались «сверхурочно» настолько, насколько возможно. При таких обстоятельствах будет намного труднее сделать системы экономически эффективными.

Естественно, что многие читатели, действительно обдумывающие, установить ли роботы, могут почувствовать себя отчасти подавленными всеми проблемами экономической оценки эффективности их внедрения. То, что вначале казалось относительно простой задачей, теперь может обрести черты чрезмерной сложности! Однако это стоит беспокойства. Если же ваша компания принимает решение применить роботы лишь на основании соображений сроков их окупаемости, пусть будет так (хотя при таком выборе экономической стратегии для вашей фирмы вам, вероятно, лучше поискать себе другую работу, прежде чем быстроменяющийся рынок не заставит звонить в колокола).

Если простая оценка потенциального эффекта не удовлетворяет требованиям компании, объясните, что означает эффект интеграции, и исследуйте потенциальные скрытые преимущества, получаемые за счет введения предлагаемой системы. Попытайтесь также показать (при необходимости) преимущества применения оценки приведенных затрат для получения истинной картины денежных платежей и затрат на осуществление проекта. Тяжелая борьба, безусловно, будет стоить затраченного времени, если в конечном счете фирма введет стратегически выгодные робототехнические системы, которые иначе считались бы экономически невыгодными.

Применяемые роботы должны быть тщательно спроектированы, оптимизированы и усовершенствованы поставщиками роботов. Только нужно, чтобы и покупатель затратил определенные усилия для того, чтобы использовать робот в наиболее экономически выгодном приложении.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум