Охотничье ружье

Категория:
Композиция в технике


Охотничье ружье

Возможно, у читателя возникнет вопрос: почему среди таких общественно значимых изделий, как станки, приборы, автомобили или часы, автор рассматривает охотничьи ружья? Да еще в наше время, когда проблема сохранения всей природной среды стоит с такой остротой! Вполне возможно, что ружье вскоре станет исключительно принадлежностью стендового спорта, но и тогда оно несомненно останется предметным носителем и продолжателем замечательных старинных традиций, развивавшихся на протяжении нескольких столетий и связанных с производством охотничьего оружия. Русские оружейники внесли достойный вклад в эту историческую сокровищницу. Многие музеи мира, в том числе ленинградский Эрмитаж и другие музеи нашей страны, хранят на своих стендах выдающиеся образцы охотничьего оружия. Поражает огромная широта функционального и композиционного поиска, хотя неискушенному зрителю порой бывает сложно разобраться во всех тонкостях мастерства выдающихся оружейников. Различные системы, от простейших до исключительно оригинальных и сложных, колоссальный спектр художественных приемов в декоре ружья, порой удивительные находки в технологии изготовления, и сразу бросается в глаза социальная обусловленность декоративного убранства оружия. На протяжении всей его истории в богатстве орнаментики находил отражение социальный адрес, определявший весь характер производства. История донесла до нас образцы оружия, превратившиеся в своего рода изысканные произведения скульптуры редких по красоте композиций: курки в виде играющих фавнов; ложи, увитые прихотливой виноградной лозой; замки, превращенные в миниатюрные барельефы со сценами королевской охоты; стволы, сплошь покрытые орнаментом такой сложности, что кажется загадкой, как это могло быть выполнено…

Современное охотничье оружие свято хранит столетние традиции. Его производство остается особой областью техники, непосредственно смыкающейся с искусством. Здесь властвуют свои законы, приемы и методы, а любовное отношение владельца к своему оружию прошло сквозь века. Вот как пишет об этом один из наших специалистов: «…В охотничьем оружии конструкция и декор сливаются иногда в единое целое, стоящее на уровне шедевра искусства»; «… Отдельные ружья представляют для знатоков не меньший интерес, чем бесценные скрипки Страдивариуса или Гварнери» *.

Не было, вероятно, драгоценных материалов, которые не находили бы применения для украшения уникальных образцов охотничьего оружия. Всечка золота и серебра в сталь и слоновую кость; инкрустация дерева перламутром и черепахой; трудно разгадываемые секреты травления металла; искуснейшая резьба самых диковинных пород дерева; орнамент и миниатюрные картины, гравированные на оружии, составляют самостоятельный и притом необычайно изысканный раздел мировой сокровищницы искусства.

Качество современного охотничьего оружия в ряде стран остается на очень высоком уровне. Наряду с новыми системами развиваются и совершенствуются традиционные. Неуклонно повышается качество материалов, уровень технологии, что увеличивает надежность и долговечность, улучшает бой ружья и другие эксплуатационные параметры. Интересно, что в эпоху столь высокого развития технологии наряду с массовыми серийными охотничьими ружьями и сегодня выпускаются весьма ценные штучные, коллекционные.

Современное отечественное охотничье оружие также совершенствуется, хотя, как отмечают специалисты, массовая продукция, сохраняя высокие технические показатели, постепенно утрачивает традиционное изящество формы и художественный уровень отделки.

На рис. 99—100 показана эволюция форм охотничьих ружей. Здесь особенно наглядно видно, как на протяжении многих столетий сохраняются устойчивые традиции в разработке декора ружья.

Модель на рис. 99, а—ружье с колесцовым замком (так называемая «цешин-ка») польской работы начала XVII в. Это ружье отличается сложным декором ложи, инкрустированной слоновой костью и перламутром. Фрагмент ружья немецкой работы на рис. 99, б (1671 г.) показывает иной принцип решения замка и расположения курка с кремнем. У ружья французской работы (рис. 99, в, 1685 г.) особенно богатая скульптурная форма. Но, пожалуй, далеко превосходит по богатству многие ружья своего времени мушкет с колесцовым замком работы знаменитого саксонского оружейника Иоганна Кристофа Бальцера (рис. 99, г). Правда, это уже 1720 г., т. е. период господства барокко и рококо, когда пышность декора становится едва ли не самоцелью даже в оружейном деле. Причудливые звери, борющиеся с ними драконы, сложнейшая барочная орнаментика—все переплетается здесь настолько, что лишь при длительном рассматривании натуры можно понять смысл происходящего в этих миниатюрных скульптурных композициях курков, замков, элементов ложи… Здесь к традиционно барочным европейским формам добавляются вошедшие тогда в моду экзотические китайские мотивы. Фрагмент ружья испанской работы (рис. 99, д), относящегося к 1780 г.,— уже пример гораздо более сдержанного декора — произошел переход к формам классицизма. Если сравнивать его с ружьем на рис. 99, е 1676 г., то особенно заметны изменения стилевых характеристик. Любопытно, что ружье на рис. 99, е составное: ствол в нем турецкой работы, а ложа с замком — польского мастера. Такая кооперация разных оружейников была не редкостью в XVII в.

Декор боевого оружия, если оно принадлежало знатным владельцам, по своему богатству мало отличается от охотничьего оружия. Боевые мушкеты, аркебузы, карабины, пистолеты обильно украшались изображениями батальных сцен. Боевое огнестрельное оружие имеет только более массивную общую форму, определяемую характеристиками боя ружья, мощью заряда.

Двуствольное ружье 10-го калибра ирландского мастера из Дублина Джона Ригби датировано 1860 г. (рис. 100, а). Как мы видим, здесь применен принцип развития формы, почти без изменений дошедший до наших дней. Правда, в это время рычаг открывания ружья находится не сверху, а снизу, под спусковыми крючками. С подобным конструктивным решением мы встречаемся еще и в начале XX в. В середине XIX в. в производстве охотничьего оружия происходит своего рода революция: завершалась эпоха шомпольных ружей, на смену им шли системы ружей, заряжающихся патронами с казенной части при открывании ружья. Однако интересно, что такое коренное изменение принципа конструкции почти не затронуло традиционных форм. Характер отделки, орнаментика сохраняются в тех или иных вариациях до нашего времени. И все-таки ружье все больше приобретает образные черты механизма. Это находит отражение в пластике оружия. Мастер как бы показывает нам, сколь выразительны в эстетическом отношении и совершенны конструктивно все элементы примыканий отдельных частей ружья. В этот период начинают любоваться слаженностью форм работающего механизма. Постепенно пышная декоративная скульптурность формы начинает уступать место одной лишь гравировке. Правда, сама гравировка не только не уступает декору старинного оружия, но достигает в отдельных случаях высочайшей художественной культуры.

Ружье работы Джеймса Вудворда (1893 г.) со стволами «цилиндр» дамасской стали показано на рис. 100, б. Нижний рычаг открывания ружья, как видим, здесь еще сохраняется. Узкие, удлиненные замки не похожи по форме на замки современных ружей. У модели на рис. 100, в рычаг открывания уже расположен сверху, между курками. Мелкий и сложный орнамент покрывает , замки, курки, стволы ружья. Ложа и цевье столь же сложно орнаментированы резьбой по дереву. Штучное коллекционное ружье с вертикально расположенными стволами тульского оружейного завода производства уже нашего времени показано на рис. 100, г (художник А. Ф. Лихов, гравер Г. И. Курсеков, резчик О. И. Вишня, модель ТОЭ-34Е). Тончайшая, изысканная орнаментика продолжает традиции старых тульских мастеров. Любопытно, что это бескурковое ружье с новым принципом расположения стволов последовательно выражает старые традиции в подходе к художественному образу ружья.

Наряду с новыми моделями ружей, для которых характерно вертикальное расположение стволов, промышленность продолжает выпускать ружья старой, классической схемы с горизонтальным расположением стволов и обычными курками. Таково тульское ружье модели ТОЗ-54 на рис. 100, д. Сравним эти модели с ружьем, показанным на рис. 99, е. Не правда ли, на первый взгляд они очень похожи? А ведь их разделяет 300 лет! Всего за 100 лет существования уже не узнать ни локомотива, ни автомобиля, ни многих станков и машин, а охотничье оружие в своих формах сохраняет преемственность, которая уже сама по себе выступает принципом художественного решения этих изделий на грани техники и искусства.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум