Стиль и мода в технике

Категория:
Композиция в технике


Стиль и мода в технике

В разных областях научных знаний понятие «стиль» толкуется по-своему [81, с. 5—26]. В литературе, например, принято говорить о стиле произведения, автора, целого литературного направления, эпохи. В архитектуре и искусстве стиль обычно выступает как эстетическая категория, носящая временной характер и представляющая собой своего рода системы единых признаков, объединяющих предметную среду, живопись, скульптуру, графику. Стиль в таком его понимании выступает как исторически сложившаяся общность творческих принципов, характера и особенностей выражения наиболее существенных признаков предметов материальной и духовной культуры, создаваемой обществом. Говоря о стиле в технике, мы придерживаемся именно такого его толкования. Мы не ставили цель исследовать проявления стиля в технике, искать его сложные обусловленности и раскрывать механизм формирования. Здесь мы лишь коснемся этих вопросов, ибо, говоря о композиции изделий, невозможно абстрагироваться от связи ее со стилем и модой.

Искусствоведение обычно не рассматривает технику как область, где формируется стиль. Принято считать, что в технику он «заносится» из искусства. Думается, в наше время это односторонний подход к пониманию стиля. Нельзя не согласиться с Ю. Б. Боревым: «Эстетическое освоение мира происходит как в искусстве, так и в сфере производства».

Добавим лишь, что в наше время именно сфера индустриального производства начинает играть в формировании стиля все большую роль, зачастую питая искусство своими идеями.

Исследователи стиля в искусстве неоднократно отмечали размытость контуров, отсутствие четких граней между стилями в процессе их смены. Новый стиль постепенно, исподволь вызревает в еще устойчивом на первый взгляд старом стиле. Кажется, ничто не предвещает появления качественно новых форм и нового эстетического отношения к ним, однако ростки нового, пока едва различимые, но затрагивающие саму структуру произведений искусства, уже появились12.

Окончательно сформировавшись в сфере изобразительного искусства и архитектуры, стиль распространял свое влияние и на область ремесленного производства, в том числе на технику. Однако в технике, в отличие от архитектуры и искусства, влияние идеологии имело относительно меньшее значение. Но только относительно, ибо «общественные отношения людей проявляются и в отношении к вещам, что неизбежно накладывает социальный отпечаток на весь общественный продукт, на всю искусственно создаваемую обществом предметную среду».

Эти вопросы неминуемо возникают, когда, рассматривая изделия техники сквозь призму стиля, мы пытаемся посредством сравнения стилевых признаков соотнести их с архитектурой и искусством определенной эпохи. По-видимому, нельзя не прийти к выводу, что большинство объектов техники* в своем стилевом выражении формируется в основном под воздействием той части производственных условий, которые связаны с общим уровнем техники, приемами конструирования, присущими данной эпохе, материалами, имеющимися в распоряжении производства, и его технологическими возможностями. Быть может, именно в силу этих обстоятельств в период ремесленного производства техника зачастую с большим опозданием перенимала стиль у архитектуры и искусства. Так, когда в архитектуре готика давно сменилась господством ренессансных принципов, форма станков, машин, часов и других изделий еще долгое время отражала идеи готической архитектуры (вплоть до стилизации под готику в XIX в). Формы барокко с их сложной пластикой держали в плену ремесленных мастеров, когда в архитектуре эпоха этого стиля давно отшумела.

В разные исторические эпохи и (что важно подчеркнуть) в форме разных изделий связи техники с искусством проявлялись по-разному. Относительно несложная техника Древнего Рима, например, более однородна в стилевом отношении, чем техника эпохи Ренессанса и более позднего времени, когда усложнившиеся технические структуры вызывали не только усложнение форм, но и многообразие воплощения конструкции в форму. И все же, несмотря на различия в степени влияния господствующего стиля на такие изделия, как часы, посуда, светильники, с одной стороны, и на более далекие от искусства предметы — оружие, корабли, станки и машины —с другой, для всего предметного мира было характерно взаимопроникновение утилитарного и художественного начал. Иногда стилевые черты настолько заострялись в форме утилитарных предметов, что превращали их скорее в произведения искусства. Великолепный мушкет XVII в., украшенный тончайшей гравировкой, инкрустированный золотом и слоновой костью, едва ли бывал в деле — в нем видели скорее драгоценное произведение искусства, как и в уникальных дворцовых часах, над которыми лучшие механики своего времени работали вместе с искуснейшими скульпторами. Но такой была, конечно, далеко не вся техника, а лишь очень небольшая ее часть — своего рода техника в сфере искусства, носившая к тому же ярко выраженный классовый характер.

С развитием капиталистического способа производства происходило все большее обособление сферы техники от искусства. Станки, машины, приборы, даже предметы потребления теряли ту обязательную долю художественности, которую вкладывал в них ремесленный мастер. Естественно, что все это постепенно сводило на нет прямые влияния стиля. Форма машины в течение длительного периода вообще перестала интересовать создателей техники, и художник не оказывал сколько-нибудь заметного влияния на промышленность. Казалось маловероятным, что массовое производство изделий когда-либо вновь позволит одухотворить этот огромный мир предметов теплотой человеческого чувства. Однако по мере роста производства и разнообразия функций предметов потребления — легковых автомобилей, часов, бытовых машин и пр.—и углубления конкуренции на рынках многие фирмы капиталистических стран были вынуждены изыскивать средства для привлечения покупателей. Таким средством в конце концов и стал дизайн, получивший затем огромное распространение во всех промышленно развитых странах.

С ростом значения техники во всем, что касается жизни общества, ее влияние на формирование стиля предметного мира резко возрастает. Картина меняется настолько, что подчас трудно указать, какая сфера (архитектура, изобразительное, декоративно-прикладное искусство или техника) оказывает наибольшее влияние на формирование стиля. К тому же резко повышается роль техники в самой архитектуре *.

Формирование стиля определяется глубинными процессами, на первый взгляд как будто даже не имеющими к нему непосредственного отношения. Скажем, изобретение и внедрение в производство литья под давлением позволило кардинально изменить сечения литых элементов и весь характер литой детали, отличающейся чистотой поверхности; внедрение вакуумного прессования пластмасс сделало буквально безграничными возможности формообразования изделий из этого материала И вызвало к жизни подчас непривычные, но конструктивно и технологически оправданные формы. Возможность изготовлять такие матрицы и пуансоны, которые позволяют из одной заготовки получить основу эстетически совершенного кузова автомобиля, сегодня оказывает, быть может, не меньшее влияние на формирование стиля, чем десятилетия в развитии живописи и архитектуры. Да иначе не могло и быть — в этом ярко проявляется диалектическая основа развития техники. Раскрытие механизма эволюции формы в технике имеет для проектировщиков не только чисто познавательное, но и практическое значение, поскольку позволяет с большей уверенностью и точностью предсказывать будущее технических форм с помощью методов проектного прогнозирования.

Разумеется, оценка эстетических свойств промышленных изделий не такое простое дело — ведь тут нет количественных показателей. Если долговечность изделия, например, вполне точно замеряема (достаточно поставить механизм на специальный испытательный стенд, задать ему необходимый режим работы, а затем сопоставить результаты с заданными параметрами), то уровень композиционного совершенства на стенде не измеришь.


Читать далее:



Статьи по теме:


Реклама:




Главная → Справочник → Статьи → БлогФорум